Венгрия. Иногда они возвращаются...

Игорь Страна:Венгрия
Город: Будапешт
Время отдыха: Дата вылета июнь 2024

Дата08.07.24 Хороший отзыв1 Ответов 0 Просмотрели120

Венгрия для нас – не совсем новое направление. Лично я провёл там полгода в 80-е, во время срочной службы на аэродроме гарнизона в городе Дебрецен. Потом ещё был мимолётный заезд в приграничный венгерский ресторан из Словакии, которую мы пересекали с востока на запад уже в конце нулевых.

Но это всё было несерьёзно. Дебрецен я практически не видел, поскольку солдат в город не выпускали. Зато была одна самоволка, когда мы с приятелем решили подсластить наше скудное солдатское питание алычой с дерева, стоявшего всего в двадцати метрах от аэродрома. Пока мы наслаждались ароматными вкусными плодами, сидя на ветках высоченной раскидистой алычи, к дереву подъехала «пятёрка»-ВАЗ, из которой вышла семья аборигенов в составе родителей и пацанёнка лет семи и стала располагаться на пикник в тени под нами. Ничего необычного, подумаете вы. Но это вы думаете здесь и сейчас. А тогда замполит нам внушал, что венгры люто ненавидят советских за 56-й год. Так ненавидят, что если поймают за пределами части, то обязательно вспарывают живот и набивают землёй: типа, подавитесь нашей земелькой, оккупанты. В общем, сначала мы решили пересидеть на ветвях, но прошло уже полчаса, а семья только-только начала получать удовольствие от отдыха: положили на мангал мяско, мамаша натирала сына кремом от солнца, а папаша открыл бутылку палинки. Между тем ещё через полчаса у нас должны были начаться полёты, которые мы, будучи механиками, должны были обслуживать. Ситуация становилась критической. Пришлось выбирать: или вспоротые животы, или перспектива гауптвахты за «самоход» и пропуск полётов. Ну, мы же были комсомольцы, второе для нас было совершенно неприемлемо. Уж лучше умереть, как герои.

Спрыгнуть с дерева не получилось, так как крона была слишком густая. Но пока мы спускались, ломая ветки и разрывая на себе комбинезоны об сучья, наши потенциальные убийцы пришли в неописуемый ужас: пацан заверещал, мамаша застыла, парализованная страхом, а папаша поперхнулся палинкой. Сейчас, когда я ставлю себя на их место, начинаю их понимать. Пришли отдохнуть, расслабиться, вдруг страшный грохот сверху и практически тебе на голову сваливаются два призрака в чёрных одеяниях. Тут любого кондратий хватит! Но к величайшему счастью, ни для одной стороны катастрофы не случилось. Когда мы с грехом пополам спустились, страх в глазах венгров уже пропал, сменившись на любопытство. Никакой агрессии они не проявляли, и нож, которым только что резалось мясо, валялся без внимания. Папаша что-то залопотал, обращаясь к нам, но мы с венгерским были как-то не очень. А он – с русским. Логично, что их интересовал вопрос, кто мы такие, поэтому имитируем ладонью взлетающий самолёт и машем в сторону аэродрома. Папаша уже улыбается, а мамаша ещё продолжает прижимать к себе испуганного отпрыска. Ещё пара минут общения на языке жестов, и глава семейства уже предлагает нам палинку. Комсомольцы гордо отказываются, говорят «чоколо» (по-венгерски что-то вроде «приветик», только при прощании) и с высоко поднятой головой перелезают через колючую проволоку назад к аэродрому под добрые улыбки представителей братской страны.

Простите за долгое отступление от темы, просто нахлынуло…

Ближе к делу.

Венгрия – небольшая страна, поэтому выбор мест посещения не составлял труда. Все знают, что во-первых, это столица, Будапешт. Более посвящённые назовут ещё Балатон, венгерское сокровище, самое крупное озеро Европы за пределами России. И совсем уж узкие специалисты по этому региону скажут про пару-тройку городов, которые достойны лишь коротеньких экскурсий.

Итак, наш план таков: три дня в Будапеште, включая однодневную поездку в Дебрецен, и пять дней на Балатоне, включая городок Веспрем.

Самолёт компании Eurowings вылетал из аэропорта Штутгарта крайне неудобно, в 7 утра, особенно если учесть, что сейчас на железной дороге к Штутгарту идут ремонтные работы, и график движения поездов крайне нестабильный. Пришлось просить сына, чтобы он довёз нас на машине.

Полёт продолжался час и двадцать минут. Через пять минут после выхода из самолёта мы уже были на автобусной стоянке. Две новости: одна плохая, одна хорошая. Плохая – это то, что в отличие от других крупнейших воздушных гаваней мира из аэропорта имени композитора Ференца Листа в город не ходят электрички или метро. Хорошая – что автобусы ходят с периодичностью примерно раз в десять минут. Билет надо покупать в автоматах у остановки, затем его проверяют на входе в автобус специальные сотрудники, а не водитель. Вообще, использование дешёвой рабочей силы там, где в других европейских странах работают автоматы или сотрудники смежных специальностей, - характерная особенность Венгрии. Там, например, до сих пор у платных туалетов сидят тётеньки, собирая со страждущих дань в 500 – 1000 форинтов (1 евро = примерно 400 форинтов) за одно посещение.

Дешёвая рабочая сила – следствие непростой экономической ситуации в Венгрии. В социалистические времена Венгрия была одной из самых благополучных стран советского блока, и уровень жизни там был куда выше, чем в СССР (видел это сам). Это была эпоха «гуляшного социализма», проводимая Яношом Кадаром. Смысл её состоял в том, что внешне полностью следуя политике Советского Союза, Кадар сумел избежать самых идиотских крайностей. Так, например, в Венгрии не были созданы колхозы в сельском хозяйстве, всю продукцию производили фермеры. Мелкая торговля и услуги выполнялись также частниками. Курс форинтов и большинство цен на товары были плавающими, что позволяло наполнить магазины качественными товарами. Каждая семья в итоге гарантированно получало гуляш, в честь которого такая политика и была названа.

Благодаря этому, переход к демократии в Венгрии прошёл без потрясений, характерных для соседних стран, ибо почва для этого была подготовлена. Демократия и свободный рынок способствовали резкому росту производства и благосостояния граждан в 90-е. Но они же пробудили у венгров воспоминания о былом величии и имперском прошлом. Популистская партия ФИДЕС давила на эту больную мозоль, говоря, что Европа давно уже не та, что у великой Венгрии хотят отнять её самобытность и заселить её иммигрантами. В общем, иммигрантов в Венгрии почти запретили, лишив её дополнительных рабочих рук. Сами венгры предпочитали уезжать на заработки в Германию и Италию, рождаемость была низкой… В общем, за 15 лет правления партии ФИДЕС и её шефа Виктора Орбана страна скатилась в разряд европейских аутсайдеров и по уровню жизни опустилась ниже Румынии, над нищетой которой прежде смеялись. Чтобы как-то смягчить падение доходов, Орбан подсел на наркотик дешёвого газа из одной восточноевропейской страны, но взамен Венгрия лишилась своей самостоятельности и стала единственным оппортунистом в дружной семье Евросоюза. Всё это стало менять отношение людей к правящей партии; на прошедших недавно выборах в Европарламент ФИДЕС впервые за долгое время лишилась абсолютного большинства, и рейтинг её в преддверии выборов в национальный парламент продолжает падать.

Это был краткий экскурс в недавнее прошлое страны, чтобы сделать ситуацию в ней несколько понятнее.

До центра города автобус идёт около часа по дороге со следами многочисленных ремонтов, но преимущественно ямочных.

Для проживания мы заказали на букинге апартаменты Ariel в непосредственной близости от главного храма страны, собора святого Иштвана. Вселение в 15:00, а мы были в центре около 10. Багажа у нас не было, только лёгкие рюкзачки, поэтому ознакомление с городом начали сразу.

Центр Будапешта роскошен. Не удивительно, ведь он был третьей столицей Австро-Венгерской империи. Первая и самая постоянная – Вена, вторая – Прага (когда несколько десятилетий граница с Турцией проходила в непосредственной близости к Вене). Собственно именно Вену и напоминает Будапешт архитектурно.


Вот, например, здание государственной оперы – что-то среднее по внешнему виду между Венской государственной оперой и парижской Гранд Опера́. Но по размерам больше, чем её «сестра» в Вене.

От оперы продолжительный марш-бросок по проспекту Андраши к площади Героев. Это просторная мемориальная площадь, по бокам которой расположены красивые музей изобразительных искусств и художественный музей Мючарнок, а в центре – мемориал тысячелетию Венгрии и памятники местным героям: королям святому Иштвану и Беле IV и венгерскому революционеру Лайошу Кошуту.

 

Кошут был одним из руководителей восстания 1848 года, выступал за независимость Венгрии от Австрии, демократию и свободу слова. Революция была подавлена силами интервентов из России, после чего николаевскую Россию прозвали жандармом Европы.

Прямо за площадью начинается уютный и тихий городской парк с вековыми деревьями. Июнь, цветут липы и особенно характерные для Венгрии акации. Весь город залит изысканными ароматами, как будто где-то опрокинулась цистерна с тоннами элитных духо́в.

В парке находится один из красивейших замков Европы – Вайдахуняд. 


Как вам венгерские словечки? Венгерский язык особенный, и не похож ни на один другой среди своих соседей. Он относится к угро-финскому семейству, а ближайший (по расстоянию) его родственник – это эстонский. Другие родственники венгерского языка – мордовский, а также ханты и манси, распространены в России, в значительной мере на Урале, откуда собственно происходят венгры. Например, регион Югра созвучен древнерусскому названию венгров – «угры» (есть также мнение, что от этого же слова происходит и название чудовищ в западно-европейских сказках – «огров»). А подмосковная Мещёра, названная по давно исчезнувшему одноименному народу, - имеет, вероятно, то же происхождение, что и самоназвание венгров – «мадьяры». Во всяком случае среднерусские селения, реки и озёра часто носят угро-финские названия (Ока – joki –«река», Гусь Хрустальный – kuusi – «ель, еловая [река]», Селигер – «изрезанное озеро», Валдай – «светлое» и т.д.).

Венгерский язык считается самым сложным из европейских для изучения другими европейцами. В нём 35 (!) падежей и очень сложное произношение. Вроде бы и нет звуков, нехарактерных для индоевропейских языков, но вот это обилие ö и шипящих, вкупе с тем, что и буква «а» у венгров напоминает «о», создаёт при отстранённым прослушивании впечатление, что венгры говорят какое-то непрерывное «ошощёшощё». Ещё венгерский язык очень растянутый. То, что англичанин произнесёт за минуту, у мадьяра потребует полторы. Отсюда и длиннющие названия городов и сёл: Секерфехешвар, Ньиредьхаза, Залаэгерсег или вот это, моё любимое: Шаторальяуйхей. Ещё не исландский Эйяфьядлайёкюдль, но уже близко.

Но вернёмся к Вайдахуняду. Замок не такой уж старый, всего лишь начало 20 века. Построили его как сборную солянку из имитаций других замков на территории исторической Венгрии, от которой, кстати, в нынешних границах осталась только треть. Тем не менее здание в смешанном романо-готическо-ренессанс-барочном стиле оказалось на редкость удачным, полюбилось горожанам и стало одним из символов столицы. Возле замка стоят статуи исторических личностей, среди которых и самая миниатюрная статуя в моей практике: памятник Дракуле. Не знаю, тот ли это граф Дракула, который вампир, или какой-то иной (мало ли в Бразилии Педров?), тем более что привычного Влада Цепеша он мало напоминает: на каменном парапете сидит скрюченный человечек, длиной сантиметров двадцать, в старомодном камзоле с жабо, и читает книжку.

Вдоволь нагулявшись по парку и отдохнув в тени раскидистых лип, двигаемся назад, к центру. На этот раз мы направляемся к самой большой синагоге Европы. Холокост в Венгрии был ненамного менее жестоким, чем в Германии. Из 800 тысяч евреев Вторую мировую пережили только 200 тысяч. Для венгерских евреев также существовали лагеря смерти, которые то закрывались, когда мировое сообщество узнало о германском геноциде евреев, то открывались вновь, когда Берлин давил на Будапешт. Интересно, что в начале войны евреи-мужчины насильственно забирались в так называемую Трудовую армию, которая занималась невоенной поддержкой венгерских оккупантов на территории СССР. Когда Вторая венгерская армия была разгромлена, бо́льшая часть этих трудармейцев попала в советский плен, где не делали разницы, воевал ли ты с оружием в руках, или будучи сам под дулом пулемета, только копал окопы и строил блиндажи. В общем, подавляющее число пленных евреев в советском плену умерло от голода и болезней.

Большая синагога Будапешта построена в неомавританском стиле. Её башни с маковками, высотой 44 метра, напоминают мусульманские минареты. Построена была в 1859 году. В 1939 была взорвана по постановлению правительства и восстановлена совсем недавно, в 1998 году. Вероятно, это самая красивая синагога, которую я видел.

Теперь мы собрались посетить будапештский центральный рынок, но для этого нам надо поменять немного валюты. В центре столицы это совсем не проблема, обменники стоят один за другим. Проблема в другом: как выбрать лучший курс. Дело в том, что реальный курс валюты в венгерских обменниках – это результат сложных расчётов, в основе которых лежат три исходных фактора: декларируемый курс, комиссия и количество меняемой валюты. Курс на табло может быть просто великолепным, но комиссия в два процента всё великолепие сразу убьёт. Вы находите обменник, в котором курс прекрасен даже с имеющейся комиссией, но оказывается, что он только для сумм от тысячи евро, а для пары сотен всё обстоит достаточно плохо. Короче, приходится спрашивать у кассира, что мы в итоге получим за свои деньги, и кассиры, очевидно привыкшие к таким расспросам, быстро давали ответ, который либо принимаешь, либо продолжаешь поиск.

Венгерский форинт на данный момент – самая дешёвая европейская валюта. Я уже говорил, что за один евро дают почти 400 местных тугриков. Но надо иметь в виду, что Венгрия – наверно единственная страна Восточной Европы, которая так и не проводила ни одну деноминацию с момента падения железного занавеса. То есть формально сейчас в ходу те самые форинты, которые я получал в качестве оклада, будучи солдатом (тогда это было 111 форинтов, что соответствовало семи рублям).

Итак, центральный рынок. Здание очень красивое, памятник архитектуры в стиле неоготики, покрытое черепичной крышей. Гораздо красивее, чем ждёшь от «базара». Внутри идеальная чистота и никаких запахов, кроме разве что ароматов колбас. Один ряд преимущественно мясной. Там развешаны тонны колбас сотен сортов. Цены от 10 евро за килограмм до… Напротив колбас ряды приправ и паприки. Сушёная молотая паприка – это фирменная фишка Венгрии. Она существует в нескольких разновидностях, включая сладкую, острую и даже копчёную. Там же продают и венгерские вина, и в первую очередь, разумеется, различные сорта токайских. Про эти вина я много писал в тексте о Словакии, которая обладает примерно пятой частью токайского региона.

Другой ряд – овощной и фруктовый. Сейчас сезон черешни, и все прилавки завалены разными сортами её. Что интересно, цены на черешню падают с удаленностью от входа. Если первые продавцы предлагают её примерно по пять евро за килограмм, то в самом конце ряда мы нарвались на примерно 1,25. Там мы черешню и купили.

Потом ещё зашли в Aldi там же, на рынке, и купили себе обычной еды.

Всё, нам пора заселяться в апартаменты. Я не заметил, что мне пришло на телефон сообщение от владельцев жилья о том, что я могу заселиться раньше, в 11:00. Но теперь это и не важно.

Апартаменты представляют собой однокомнатную квартирку на пятом (по-местному, на четвертом) этаже в старом доме-колодце. Окна выходят именно в «колодец», но это и к лучшему, учитывая, что жильё находится в самом центре города, и поток праздношатающихся и не всегда трезвых туристов не прекращается здесь и в полночь. А у нас – тишь да гладь, да божья благодать.

В апартаментах есть всё, что упоминалось на букинге: кухня со всем необходимым и даже больше (чай, кофе, сахар, соль), удобная постель, телевизор с кабельными каналами, который мы ради интереса попробовали включить, но так и не смогли разобраться, как это делается, и плюнули на него (фигурально, конечно). В душевой жидкое мыло и гель для душа. Вай-фай приемлемый.

В общем, проблема была одна: душ огораживался только жиденькой занавесочкой, отчего при неосторожном мытье много воды оказывалось на полу. Если знать заранее, то можно легко приспособиться, но мы ознакомились с этим только после использования душа…

Помывшись и поужинав, мы стали планировать предстоящие два дня в Будапеште. Дело в том, что прогноз обещал нам оба дня с дождями. Но если завтра дождливый весь день в Будапеште, то лучше провести его в Дебрецене, где мокро будет только около 16:00 и то, с вероятностью в 40%. А послезавтра в Будапеште будет уже не так дождливо, тогда и обойдём остальную часть города. Решили так и легли спать.

Рано-рано утром позавтракали и пошли на Западный вокзал, откуда идут поезда на Дебрецен. Билеты туда можно достаточно легко купить в автоматах, благо там можно выбрать английский или немецкий язык. Билет стоит порядка 10 евро, поездка длится почти три часа.

Дебрецен – второй по величине город в Венгрии. Известен в основном благодаря своему университету, самому старому в стране и одному из самых старых в мире.

Вышли на вокзале города примерно в полдень. К этому времени проснулся аппетит, и мы подыскали место для обеда. Недалеко от вокзала находится ресторан Flaska Vendéglő, специализирующийся на местной и европейской кухне, у которого хорошие рейтинги на TripAdvisor. Ресторан занимает полуподвальное помещение в многоэтажке и оформлен под деревенскую таверну: грубо сколоченные деревянные столики, домашняя утварь в качестве украшений, официанты в передниках, украшенных венгерскими орнаментами.

Мы выбрали один паприкаш с рыбой, а также «комплекс дня», включающий в себя греческий гирос и венгерский суп-лапшу. Про гирос ничего не буду говорить, а суп-лапша, довольно наваристый, напоминает казахский бешбармак, разбавленный бульоном. То есть вкусно и сытно.

Паприкаш – это преимущественно мясо или иногда рыба, тушёные в соусе из паприки. В моём случае в качестве рыбы служил сом. Сом, похоже, вообще национальная венгерская рыба. Когда мы 15 лет назад обедали в венгерском ресторане на границе со Словакией, мне подали тоже рыбный суп с сомом, и сейчас, просматривая меню в ресторанах, я видел, что большинство рыбных блюд готовятся из сома. Реже из карпа.

В качестве гарнира к паприкашу подали мелкие галушки под сливочным соусом со шкварками. В общем, получилось и вкусно, и очень сытно. Свою порцию, которая сначала показалась небольшой, осилил с трудом.

Итого, «комплекс дня» обошёлся примерно в пять евро, а паприкаш – около десятки. Чаевые в Венгрии оставлять в основном не надо, поскольку они уже включены в счёт.

Потом пошли покорять город. Первой нашей жертвой стал собор святой Анны. Католический собор преимущественно жёлтого цвета своими двумя симметричными башнями напоминает католические храмы Испании и Латинской Америки. Построен в середине 18 века, и должен был ознаменовать возвращение католичества в город, который долгое время служил убежищем для протестантов.

Затем мы направились в городской парк. Он слишком большой, чтобы полностью осмотреть его. Мы ограничились южной частью, погуляли под вековыми деревьями (в Дебрецене также всё заполнено ароматом цветущих лип), полюбовались фонтаном, постоянно меняющим форму, направление и высоту струй,


 сфотографировались у надписи Debrecen и внутри неё и пошли дальше, к тому самому университету.

Он достаточно крупный для такой небольшой страны, в нём обучается 32 тысячи студентов. Сначала проходим мимо церкви с колокольней, куда вероятно заходят двоечники перед экзаменами. Главное здание университета не очень старое, построено в стиле неоклассицизма. Перед ним располагается огромный бассейн с фонтанами. Смотрится хорошо на фоне университета.

Теперь возвращаемся к вокзалу. По пути проходим небольшой музей живописи Дери и довольно крупный Реформатский собор. Он гораздо больше собора Анны и доказывает, как минимум, что протестантство в католической Венгрии далеко не побеждено. Редкий случай, когда протестантский храм выглядит более роскошно, чем соседний католический. Во время Венгерской революции 1848 года именно здесь Лайош Кошут объявил независимость страны.

И совсем рядом с этим собором находится дорогой отель «Золотой телец». Здание соединяет в себе черты готического замка и дворца в стиле ренессанс. Честно говоря, выглядит необычно роскошно для такого в целом провинциального города.

Да, провинциального; и главная причина посещения его для меня заключалась не в достопримечательностях. Как я уже отметил, 37 лет назад я служил здесь в авиационном полку. К этому месту я и направился сейчас (а жена ушла в торговый центр).

Сейчас на месте военного аэродрома находится небольшой гражданский аэропорт, выполняющий пару рейсов в день в соседние страны. От вокзала туда ходит раз в час автобус. Проезд стоит примерно 2,5 евро. Время приближалось к 16:00, когда прогноз обещал небольшой дождь, и небо начало хмуриться. За те двадцать минут, пока я ехал, дождь-таки собрался и стал накрапывать.

Я пошёл по дороге, разделяющей ограду аэропорта и то место, где раньше располагались казармы. А казарм-то больше и не было. На их месте построили десятки или сотни коттеджей, вокруг которых даже посаженные сливы и черешни уже не выглядели молодыми. Зато в десяти минутах пешком от здания аэропорта я увидел то, что навсегда запечатлелось в моей памяти: ангары. Не знаю, что в них находится сейчас, но раньше там парковались МиГи, которые в случае войны с НАТО должны были наносить удары по территории противника. Там я занимался подготовкой самолётов к полетам и собирал тормозные парашюты после посадки. Там же, будучи в наряде «дежурный по стоянке самолётов подразделения», прохаживался с автоматом, готовый защищать однополчан в случае атаки на них во время работ.

Когда я дошёл до ангаров (непосредственно подойти к ним невозможно, т.к. они находятся уже на территории аэродрома), дождь хлынул со всей силой. Отнюдь не прогнозировавшиеся «небольшие осадки». Чтобы включить мобильник для съёмки, пришлось наклониться над ним, иначе вода залила бы его. Быстро делаю два снимка, рискуя промочить телефон, убираю его в карман штанов и начинаю соображать, как поступать дальше. Возвращаться обратно, и ждать автобус, который отправится только через 50 минут? Или идти сразу пешком к вокзалу? Это займёт минут сорок. Мокрым буду в любом случае, точнее, уже стал. Выбираю второе и несусь почти бегом к вокзалу. При другой ситуации я бы моментально перегрелся и вспотел, но сегодня у меня водяное охлаждение, справимся!

Через сорок минут я подошёл к вокзалу, дождик стал, наконец, ослабевать. На вокзале мы встретились с женой, которую дождь задел относительно немного, и которая уже успела купить обратные билеты.

Поезд в Будапешт в этот раз был старым и не оборудованным кондиционером. Надо заметить, что я был этому чрезвычайно рад.

В столицу прибыли уже на закате, зато почти сухими. Поужинали и легли спать.

В последний наш полный день в Будапеште мы погуляем по Буде, части города на правом берегу Дуная. Пешт мы в основном обошли в первый день.

Первым делом отправились на гору Геллерт, где находится знаменитая Статуя Свободы, созданная в 1947 году.

Дорога к горе проходит по живописному мосту Эржебет через Дунай. Прямо у моста на правом берегу находится очень красивое место: водопад среди буйной зелени, а над ним памятник первому венгерскому святому, собственно Геллерту.


 Далее поднимаемся к вершине по тропкам-серпантину. На полпути останавливаемся у того самого памятника Геллерту и снимаем открывшуюся панораму Будапешта и Дуная. Затем продвигаемся ещё наверх и… натыкаемся на облом: территория у Статуи Свободы и другая достопримечательность, Цитадель, закрыты на ремонт. Ничего не поделаешь, идём к следующей цели.


Будайская крепость включает в себя Королевский дворец и ещё пару достопримечательностей меньшего масштаба. В разные времена дворец, включая своих постоянно сгоравших предшественников (последняя версия построена в конце 19 – начале 20 веков), был самым крупным королевским дворцом в Европе. Он и сейчас поражает своими масштабами. 


Но злой рок продолжает нас преследовать. Дворец так же закрыт на реставрацию.

От следующей цели уже ничего особенного и не жду, готовый к любым подвохам, особенно учитывая скучное её название – Рыбацкий бастион. Кстати, составляя планы посещений, я специально не изучаю рекомендуемые памятные места, чтобы оставить в душе место для первого впечатления. И именно в этом случае это оправдалось полностью. Мы поднялись на очередной холм и я смог только выдохнуть – «ах!»

Взору открылась безумно красивая высоченная церковь в позднеготическом стиле с крышей, покрытой цветной черепицей, образующей национальный венгерский узор. Это храм святого Матьяша. Рядом с ним величественный памятник святому Иштвану, а защищает церковь со стороны Дуная стена с галереями и девятью коническими шатровыми башнями. Справедливости ради, стена никогда не служила для обороны, а была возведена исключительно для декоративных целей.

А причём здесь рыбаки? Да просто в Средние века здесь был рынок, на котором продавали дунайскую рыбу.

Не удивительно, что Рыбацкий бастион заполнен толпами туристов. Для них открыты ресторан и несколько сувенирных магазинов.


Когда приятное возбуждение от увиденного немного улеглось, мы пошли дальше. Теперь предстоял достаточно длинный переход к другому будапештскому парку – острову Маргитсигет. Собственно, Маргит – это венгерская Маргарита, а «сигет» - «остров». Так как других островов у Будапешта нет, то и этот остров местные называют просто «сигет». Так же называется и один из крупнейших в мире фестивалей современной музыки, проходящий здесь и собирающий ежегодно больше полумиллиона посетителей.

Сигет – это ухоженный старинный красивый парк. Недалеко от моста, по которому попадаешь на остров, находится фонтан. Ничего особенного, фонтан как фонтан, до тех пор пока в начале каждого часа летом он не начинает «танцевать». Да, его «танцующий» собрат в Дубае мощнее, но фонтан в окружении величественных деревьев под «Венгерские танцы» Брамса и воспринимается совсем по иному. 


Вокруг стоят многочисленные стулья для зрителей, и они не пустуют даже в начале будничного дня.

Продолжаем гулять тенистыми аллеями по Сигету и доходим до Сада роз. Возможно, сейчас ещё не лучшее время для цветения, а может мы слишком пресыщены лучшими садами роз Европы, но это место впечатлило нас не сильно.

Оттуда возвращаемся к мосту по дорожке вдоль Дуная. В районе Будапешта реку уже нельзя отнести к горным, как в нашем Баден-Вюртемберге, но течение её продолжает оставаться бурным. А вода – очень мутная. Хотя возможно, что это связано с крайне дождливой весной в этом году в Западной Европе…

Теперь у нас осталась последняя точка для посещения, возможно, самая главная: здание венгерского парламента. Оно стоит на левом берегу Дуная примерно напротив Рыбацкого бастиона. Как и Королевский дворец, здание парламента – одно из крупнейших в Европе, что несколько удивительно для такой небольшой страны. Но надо иметь представление, что на момент постройки Будапешт был одной из двух столиц крупнейшей державы Западной Европы – Австро-Венгриии. Здание, конечно, соорудили на славу: огромное, но тем не менее воздушное, устремлённое вверх и нежно-белое.


Недалеко от парламента на набережной Дуная есть одно трогательное место. На протяжении метров тридцати-сорока стоят старомодные туфли и ботинки людей разных полов и возрастов. Это мемориал памяти венгерских евреев, которых привозили в это место, заставляли разуваться, а затем увозили по Дунаю в неизвестном направлении (на самом деле на расстрел). Оставшуюся обувь венгерские фашисты использовали на собственные нужды, учитывая, что многие из них были людьми (или нелюдьми) малообеспеченными.

На этом осмотр Будапешта был в основном закончен.

Поужинать сходили в харчевню, специализирующуюся на местной кухне, «Sörforrás étterem». Заказали короля венгерских блюд – гуляш. Вопреки нашим представлениям, венгерский гуляш – это суп, хотя и очень густой. В нём много мяса, картошки и паприки, заправлено всё помидорами или томатной пастой. Вообще, венгерская кухня отличается калорийностью и насыщенным вкусом. Ну и паприка повсюду, в том числе и острая, хотя по остроте венгерской кухне ещё далеко до южноазиатской. Один гуляш стоит в харчевне примерно 9 евро.

Перед сном я решил ещё сделать снимки ночного города, поскольку наслышан, что в тёмное время суток Будапешт по особенному хорош. Снял Парламент, через реку – Королевский дворец и Рыбацкий бастион,


 снял красиво украшенный гирляндами из ламп подвесной мост Сечени. Напоследок направился к главному храму страны, базилике святого Иштвана, которая находится в паре минут ходьбы от наших апартаментов. Храм в стиле неоренессанс высотой 96 метров, украшен двумя башнями и роскошным куполом.

Иду себе к базилике, никого не трогаю, разглядываю отдыхающую публику, и вдруг мне наперерез устремляется девушка и начинает что-то быстро-быстро говорить по-английски. Первая моя реакция была, как у Сени в «Бриллиантовой руке»: может, человеку помочь надо? Впрочем, что ей надо, стало понятно не только из речи, но и из облика красотки: длинный распахнутый чёрный плащ, под которым миниатюрное красное платье с немыслимым декольте, а на ногах – сапоги, заканчивающиеся примерно там, откуда начиналось платье…

Здравствуй, милая моя,

Я тебя дождался,

Ты пришла, меня нашла,

А я растерялся…

Конечно, растерялся, поскольку подобное случилось впервые в моей жизни. С трудом подбираю слова вежливого отказа по-английски, а в голове вертится только «руссо туристо, облико морале». Но дама оказалась понятливая, повторять не пришлось. Просто улыбнулась, пожелала хорошего вечера и вернулась к своей подружке, которая с любопытством наблюдала за нами у стены.

Обратная моя дорога должна была проходить там же. Приближаясь к заветному перекрёстку, я замедлил шаг, чтобы издали рассмотреть, стоят ли они ещё. Да, стоят. Вот не наплевать ли нормальному человеку? Но я решил, что увидев меня, они могут вообразить, что я передумал, и мне предстоит новый разговор, в котором я буду блеять, как козёл на заклании.

Заблаговременно сворачиваю на соседнюю улицу и… попадаю прямо в лапки очередной ночной бабочки, которая с радушной улыбкой позвала меня «хорошо провести вечер». Но я уже человек достаточно опытный, начинаю широко улыбаться в ответ и говорю, что «мне очень жаль, конечно, нет-нет, правда, жаль, но я не готов. Впрочем большое спасибо за предложение». Девушка засмеялась, погрозила мне пальчиком и сказала, что я много потеряю. После чего так же пожелала хорошего вечера, развернулась и исчезла в темноте.

Дома я исповедовался жене и получил отпущение грехов, сопровождаемое весёлым смехом.

Смех смехом, а осадочек остался: почему ж я не спросил, сколько они сто́ят???

Следующий день – день нашего переезда к озеру Балатон. Рано утром отправились на другой вокзал, в районе Буда, со странным названием Будапешт-Дели. Ничего индийского в этом вокзале нет, даже фаст-фуд – и тот американский.

Сели в старенький поезд, который сначала был полон людьми, но за два часа поездки народ в основном рассосался по местным городам и весям.

Через полтора часа после отправления в окошке показался синий Балатон. Дальше дорога проходила более-менее вдоль берега. Наконец мы прибыли в город Балатонфюред, наверно самый крупный городок на берегу Балатона. Ещё двадцать минут пешком – и мы добрались к вилле Вероника (Villa Veronika), стоящей совсем близко к озеру.

Заходим на территорию усадьбы. Там очень красиво: тенистые деревья, даже прудик с кувшинками и красными рыбками, на заднем дворе парковка с машинами, на которых словацкие, чешские и немецкие номера, гриль-зона и бассейн с лежаками и зонтиками вокруг.

Хорошо, но нам сначала надо вселиться. Это не должно быть проблемой, поскольку утром я написал хозяйке, когда мы приезжаем, и получил подтверждение.

Но это стало проблемой! Вилла казалась вымершей. Все двери были закрыты, и никаких следов живых существ, за исключением уже упомянутых рыбок.

Вот-те раз! Пишу хозяйке снова. В ответ – молчок!

В это время открывается одна из дверей, и оттуда выходит пара. Спрашиваем у них по-английски, где бы мы могли найти хозяйку. Женщина немного растерялась, кажется она не дружит с иностранными языками. Потом всё-таки сообразила, что от неё хотят, махнула рукой на второй этаж и сказала вполне по-русски: «Там!» На более долгое общение ни они, ни мы не были настроены; пара удалилась (видимо на озеро) а мы рванули по наружной лестнице на второй этаж. Забегая вперёд, скажу, что это были всё же не русские, а чехи или словаки.

Дверь на втором этаже так же была наглухо закрыта, и мы совсем уж приуныли. Сели на ступеньки и стали ждать развития событий. Решили для себя, что ждём час (поскольку я писал, что прибудем с 15:00 до 16:00), а потом… не знаю… что-нибудь сделаем.

К счастью, ждать пришлось меньше часа (хотя и ненамного). В какой-то момент к вилле принеслась женщина бальзаковского возраста, быстрая и шумная как ураган. Не давая нам опомниться, она принялась самобичеваться, что заставила нас ждать. По её словам, она почему-то ждала от нас телефонного звонка по прибытии, а на сообщения просто не обращала внимания.

Ну ладно. Казалось бы, давай ключи и оставь нас. Но ураган в юбке решил предоставить нам настолько детализированную экскурсию по двадцатиметровой комнатушке, что без объяснения остались только выбор цвета постельного белья и перевод названий полста венгерских каналов на телевизоре. Но даже после этих сорока минут она не ушла совсем, а ещё ходила под окнами и поливала цветочки на наружных подоконниках. Один такой подоконник находился у окна в туалете, что оказалось совсем некстати.

В принципе, номер неплохой, только тесноватый. В основном есть всё для жизни. Не хватало только микроволновки и кондиционера. Впрочем, погода была такой, что кондиционер пригодился бы нам только в последние два дня.

До ужина сходили в Aldi, купили продукты, а после ужина пошли узнавать ситуацию с пляжами. Совсем рядом с виллой два пляжа, о которых мы знаем, что они платные: Эстерхази и Кишфалудь. А бесплатных, собственно, в пешей доступности и нету…

Кишфалудь нас вообще не заинтересовал, поскольку к нему надо идти в сторону от центра, скучной дорожкой. Эстерхази наоборот, располагается на пересечении важных городских дорог, здесь рядом масса ресторанов и туристических магазинчиков. В общем, купались мы только там.

О ценах. Один заход на пляж стоит 6 евро, дневной абонемент – 7. И так-то не дёшево, но это ещё не все поборы. Зонтики, лежаки – всё за отдельную плату. Например, подвешенные пляжные кресла на двоих, напоминающие детские качели, только со спинкой, обойдутся в 9 евро, а блатные деревянные помосты, тоже на двоих, с которых можно сразу плюхнуться в воду, - уже 19!

В общем, всё было бы очень печально, если бы не одно обстоятельство. В 19:00 вход на пляж открывается для всех, и всеми удобствами можно пользоваться совершенно бесплатно. К этому времени у пляжа собирается довольно приличная толпа экономных отдыхающих, и вечернее оживление у озера заметно превышает дневное.

Надо отдать должное: пляж Эстерхази оборудован просто идеально. Повсюду чистота, работают туалеты, раздевалки новые. Бо́льшую часть пляжа составляет аккуратно постриженный газон под тенистыми деревьями (на зонтиках можно сэкономить), но есть и песок. От пляжа в озеро уходит деревянный мостик, и это немаловажно.


 Дело в том, что Балатон называют не только Венгерским морем, но и Большой европейской лужей. Его средняя глубина 3 метра, максимальная – всего 12. Южный берег Балатона рекламируется как прекрасное место для отдыха с детьми, поскольку даже в ста метрах от берега глубина там едва по пояс. Поэтому мы выбрали северный берег. У нас ситуация получше, но всё равно: в тридцати метрах от берега – по пояс, в пятидесяти – по шею. Чтобы не брести до глубины по глинистому дну, очень пригождается мостик.

Вода в Балатоне очень мутная. Это не грязь и не экологическое бедствие. Таково озеро исторически. Муть обусловлена одноклеточным планктоном и является по факту низшим звеном в цепочке питания озёрной фауны. Но надо быть готовым к тому, что вытянутую руку под водой вы не увидите.

Температура за время нашего пребывания (это середина июня) росла примерно со скоростью чуть меньше градуса в день: с 24 до 27. Двадцать четыре – это немного прохладно, хотя и вполне приемлемо. А при двадцати семи уже не хочется выходить из воды.

На следующий день после вселения пошли гулять по городу. Балатонфюред (или просто Фюред, как его сокращают местные) зовётся так по источнику минеральной воды (по-венгерски «фюрди»), который бил здесь сотни лет, но сейчас построенный для него бювет стоит сухим. Выяснить, временное это явление, или иссяк он окончательно, не удалось.

Прогулку начинаем с набережной Рабиндраната Тагора. Индийский поэт много путешествовал по миру, среди прочих стран посетил Венгрию и решил отдохнуть на Балатоне. Поселился в Фюреде. Тагор страдал астмой, но здесь он почувствовал себя внезапно гораздо лучше. На радостях он задержался тут надолго и на память о себе посадил на прибрежной аллее дерево. Когда он наконец уехал, благодарные горожане, в порыве восхищения от такой рекламы прежде богом забытого местечка назвали набережную именем Тагора и даже установили ему памятник. А деревья здесь стали сажать все более-менее известные мадьяры. Например, первый и единственный венгерский космонавт Берталан Фаркаш. Преимущественно это платаны, у которых в июне как раз сезон сброса старой коры. Будьте готовы к тому, что при прогулке вам на голову может упасть такой кусок. Слава богу, они лёгкие, как картон.

Набережная симпатичная и чистая. Со стороны озера сначала располагается пляж Эстерхази, который огорожен ресторанами и закусочными, а потом начинается само озеро, где-то открытое, где-то заросшее камышами.

Камыши в старину активно убирались; заготовленный камыш был даже важной статьёй венгерского экспорта. Но потом решили, что тростниковые заросли очень важны для экологии. Здесь гнездятся десятки видов птиц, которых очень хорошо слышно вечерами, и живут ничуть не менее шумные лягушки. Ну и конечно, камыши – место для нереста рыб, например, тех самых знаменитых венгерских сомов.

Любопытно, что несмотря на камыши и стоячую воду, у Балатона нет комаров. Правда, ещё до отпуска я читал отзывы, из которых следовало, что ситуация с комарами не такая уж и простая, но лично мы непосредственно у озера с этими кровопийцами не сталкивались.

Заканчивается набережная Тагора пристанью с припаркованными яхтами и остановкой прогулочных теплоходиков, приходящих сюда с южного берега, города Шиофок.

Рядом с набережной находится тот самый высохший бювет, а напротив его – Anna Grand Hotel. По меркам райцентра, которым по сути является Балатонфюред, вполне себе достопримечательность, здесь селятся богатенькие буратины. Но на самом деле – ничего особенного.

Немного интереснее Круглая церковь. Построили её как раз потому, что городу, который постепенно стал популярным у туристов, явно не хватало достопримечательностей. А верующим туристам – церквей. Мэрия решила объединить два в одном и построить какую-нибудь необычную церковь. На конкурсе проектов победила Круглая. Не сказать, что от неё дух захватывает… Скорее просто миленькая. И маленькая.

Рядом с Круглой церковью находится музей Мора Йокаи. Йокаи – это никому не известный в мире, но популярный когда-то в Венгрии писатель. Жил на этой вилле, которая впоследствии стала музеем, 20 лет. Интересен не сам музей, а красивый маленький парк вокруг: раскидистые деревья, цветочные клумбы, классические статуи, фонтан… По вечерам, похоже, здесь устраивают концерты, поскольку при нас тут готовили сцену.

Вот что действительно особенно красиво в Фюреде – это местная католическая церковь. Она высокая, с двумя колокольнями и что самое интересное – она розовая. Церквей в стиле Барби я ещё не видел.


В противовес католической церкви, недалеко от неё возведён и Реформатский храм. Он тоже высокий, но белый и скучноватый.

Кроме рукотворных мест, есть в Балатонфюреде и природная особенность: пещера Лоци. Находится она на дальней окраине, где начинаются горы. Возникла, наверно, миллионы лет назад (в результате водной эрозии известняка), но открыта была относительно недавно, в 1892 году, а посещения туристами разрешены и вовсе только 90 лет назад.

Вход стоит примерно 4,5 евро за человека, но добрая тётенька на кассе «пристегнула» нас к только что зашедшей группе, отчего мы на двоих заплатили только три евро. Правда экскурсия велась на венгерском языке, но вторая добрая тётенька-экскурсовод ради нас любезно переходила иногда на английский.

Ну что сказать о пещере? Прежде всего, там круглогодично +12 градусов. Посетителям на входе раздают пледы. Во-вторых, она не длинная, всего 150 метров. Правда, есть недоступные для человека щели, уходящие вниз на два километра. Она не только коротенькая, но местами и низенькая, приходится нагибаться в три погибели. Пол там плохо освещён, поэтому жена неудачно поскользнулась на мокром арагонитовом камне и больно упала. Итог: посмотреть можно, поскольку достопримечательностями Балатонфюред не богат, но восторг вряд ли вызовет.

На этом культурная программа в городе для нас закончилась. Теперь будем развлекаться за его пределами.

Относительно недалеко от Фюреда есть одно очень примечательное место. Возможно, это даже самая главная жемчужина балатонского побережья (или вторая после термальных источников Хевиз, но это слишком далеко от нас): полуостров Тихань. Это единственный полуостров на озере, и он так глубоко врезается в водоём, что до противоположного, южного берега остаётся всего полтора километра.

Тихань для массового туриста ассоциируется с тремя достопримечательностями: Тиханьским аббатством, лавандовым полями и особыми белыми коровами с длинными буйволиными рогами. Мы же открыли для себя ещё две, но обо всём по порядку.

Когда-то давно, в момент формирования Альп, отрогами которых можно считать и горы вокруг Балатона, Тихань был нормальным островом с самым заурядным вулканом. Но последнее извержение, случившееся тоже в доисторические времена, «привязало» остров к материку, в результате чего и возник нынешний полуостров. Но кратер потухшего вулкана никуда не делся. Сейчас в нём раскинуты лавандовые поля, окаймляющие небольшое Внутреннее озеро 


и ещё несколько совсем уж маленьких луж.

Из Балатонфюреда каждые полчаса в Тихань (одноимённый посёлок на полуострове) ходит автобус. Дорога занимает где-то минут сорок, что больше, чем можно было ожидать, глядя на карту. Дело в том, что последнюю часть пути автобус взбирается на гору (бывшую стену кратера) по серпантину.

Конечная остановка автобуса – у Тиханьского аббатства. Возможно, это не самая красивая церковь не только в мире, но даже в Венгрии. Но она невероятно удачно вписывается в ландшафт. Вспоминается картина Левитана «Над вечным покоем». Там тоже невзрачная церквушка, расположенная на возвышенности над тихим озером, но какое умиротворение возникает при взгляде на холст! Аналогичные впечатления и от аббатства. Более того, оно вообще фантастически украшает прибрежный ландшафт даже при взгляде снизу. Когда мы купались на пляже Эстерхази, вид церкви на высокой горе где-то вдали, в вечернем свете, создавал ощущение чего-то неземного, парящего над суетой…

У аббатства находится памятник его основателю, королю Андрашу I, и его жене, киевской княжне Анастасии. Оба похоронены в крипте церкви. Кстати, по легенде название полуострова происходит от слов королевы, впервые увидевшей эти места: «Какая тихонь!..» Но достоверно это неизвестно.

Рядом с аббатством расположена смотровая площадка, с которой открываются великолепные виды на озеро. 


Оно, оказывается, обладает разными цветами, как тропическое море: где-то синее, где-то зелёное, а кое-где бирюзовое. Немного вдали слева можно разглядеть наш Фюред, а справа, в дымке, – южный берег.

Вдоволь насмотревшись и наснимав, спускаемся с самой высокой точки в сторону кратера. Сначала мы проходим посёлок и так называемый Дом паприки. Паприка, более известная в России как сладкий или острый болгарский перец, - это национальный овощ Венгрии. Её высушивают, мелят и добавляют чуть ли не во все местные блюда, пожалуй, кроме чая. Дом паприки – это магазин, специализирующийся на продаже разных сортов паприки, а попутно также местных вин и колбас. Примечательным делает его внешняя отделка: стены сплошь покрыты вязанками красного перца. Понятно, что от воздействия природы он постоянно истлевает, поэтому его надо регулярно обновлять.

Далее по пути нам попадаются два специализированных магазина (и одновременно производства) по продаже товаров на основе лаванды. А вы знали, что Венгрия – второй в мире производитель лаванды после Франции? В магазинах широко представлены парфюмерия и косметика на основе этой ароматной травы; заодно можно приобрести алкоголь, настоянный на лаванде, и сувениры с фиолетовыми цветками.

Наконец мы покидаем посёлок и двигаемся между Внутренним озером и длинным загоном, в котором должны пастись те самые тиханьские белые коровы. Трава в загоне коротко пострижена мощными резцами парнокопытных, но остались торчать кустики чертополоха, вероятно не удовлетворяющие высоким вкусовым требованиям бурёнок. Интересное дело: некоторые туристы, шедшие впереди нас, останавливаются у этого чертополоха и начинают его тщательно разглядывать, иногда при этом активно жестикулируя. Другие и вовсе расстилали на земле явно заранее приготовленные коврики, ложились на них и принимались фотографировать. Я предположил, что это наверно какая-то старинная местная традиция – любование цветущим чертополохом. Ну, любуются же японцы цветущей сакурой. А у венгров сакуры нет, зато есть чертополох, который, кстати, неплохо цветёт. И вообще, чертополох – национальное растение Шотландии. Теперь очевидно, что и Венгрии тоже. Ну что ж, останавливаемся и начинаем любоваться чертополохом. От созерцания отвлекает внезапный восторженный вскрик одной из туристок, поворачиваемся к ней и тут же видим истинную причину паломничества: это суслики! Десятки сусликов бегают в паре шагов от людей за коровьей оградой, ныряют в бесчисленные норки, встают на задние лапки, скорбно складывая лапки на животе и наблюдая за безмозглыми двуногими, которые вместо того, чтобы добывать еду и рыть норы, занимаются какой-то ерундой.

Вероятно более опытные туристы прихватили с собой булки, и теперь пытаются покормить с руки грызунов. Те достаточно трусливые, в основном к людям не приближаются, но изредка жадность начинает превалировать над соображениями безопасности, и тогда над полем разносится счастливый визг туристки, от которой в ужасе уносится жирный рыжий сусл, не забывший, тем не менее, набить свои защёчные мешочки халявным хлебом.

Это была наша первая дополнительная достопримечательность, о которой мы даже не догадывались.

Потом мы дошли, наконец, до тех самых длиннорогих коров. Точнее, до быков, коров мы так и не увидели. Ну, необычные, конечно, животные, но скучные, стоят и жуют травку, причём повернувшись к зрителям своей не самой привлекательной частью.

После белых быков последовал загон с лошадьми,


 а потом начались поля лаванды. Возможно, не такие обширные, как на рекламных постерах из Прованса, но достаточно крупные и живописные. Для заядлых инстаграмщиков даже установили специальную белую рамку. Фотографируешь человека с одной стороны рамки – получается снимок «бескрайних полей лаванды»; фотографируешь с другой – выходит «лаванда на фоне Тиханьского аббатства».

Лавандовые поля обладают тремя характерными особенностями: 1) цвет – они сиреневые или фиолетовые; 2) запах – не сказать, что сильный, скорее лёгкий и приятный; 3) звук – они жужжат от обилия пчёл. Лавандовый мёд приятный на вкус и ароматный.

Теперь мы обошли всё запланированное, почти полностью обогнули Внутреннее озеро, а времени остаётся ещё много. Я вспоминаю про одну достопримечательность, которую рекомендуют только индивидуальным туристам: монашеские кельи на вершине восточной стены кратера.

Для этого надо достаточно высоко подняться, причём узенькой тропинкой, где большой группе будет очень трудно пройти. Когда поднялись достаточно высоко, нам открылся чудесный вид на кратер, гораздо лучше, чем со стороны аббатства. 


Кроме того, видны и те несколько «луж», о которых я говорил. Проходим ещё немного вдоль виноградников, рядом с которыми выстроены подземные «бункеры», а на самом деле подвалы для созревания вина. Мы такие видели в Токайском регионе. Кстати, тиханьские вина, вероятно, хорошего качества, потому что сто́ят дороже, чем средние венгерские вина. Но мы так и не созрели купить их.

Когда мы перевалили через вершину, нам открылись другие роскошные виды: на Балатон, практически с высоты птичьего полёта. Внизу синева и бирюза, по которым набрызганы капли крошечных белоснежных яхт.

Ещё немного проходим вдоль вершины кратера и наконец попадаем к кельям. Они частично выдолблены в скале, частично выложены из камня. Монахи здесь жили примерно тысячу лет назад, потом место было заброшено, забыто и заново открыто только в 20-м веке. Сюда и сейчас-то нелегко добраться, а лет сто назад, когда ещё не протоптали тропинку, было вообще невозможно. Каменные постройки сохранились практически без повреждений, но внутри ничего не осталось. Любопытно, конечно, но виды на Балатон и кратер отсюда гораздо интереснее.

Спускаться пришлось долго по серпантину, хотя до берега по прямой здесь вообще рукой подать. Вышли на дорогу, дошли до остановки и столкнулись с дилеммой: автобус домой будет только через час, а пешком идти до Фюреда минут сорок. Решили идти пешком. Благо путь предстоит вдоль озера и вдоль густого широколиственного леса.

У дороги каждые примерно сто метров выстроены обзорные площадки для созерцания Балатона.


 Большинство из них заняты рыбаками. Для рыбалки на озере нужно получить специальный сертификат.

На полпути нам попался бесплатный пляж. Он был, конечно, не такой изысканный, как Эстерхази, но самое главное – чистый. Людей было достаточно много. Впрочем, пешком из Фюреда сюда не находишься, только на машине. Или жить надо в Тихани.

Когда подходили к городу, нам попались супермаркет Spar и гипермаркет Tesco. Зашли в оба. Spar оказался совсем не экономным (по-немецки sparen – «экономить, сберегать»), но там я купил колбаску, о которой мечтал, - из особой породы свиней «мангалица». Исторически мангалицы были основной породой хрюнделей в Венгрии. Их отличает кучерявая шерсть. Генетически мангалицы не далеко ушли от своих предков, диких кабанов. Это имело как плюсы (мясо этих свиней напоминает дичь, а сало очень нежное, как масло), так и минусы: размножаются они не так бурно, как их более одомашненные родственники, а вес набирают не слишком быстро. Из-за этих минусов в двадцатом веке Венгрия стала переходить на более коммерческие породы, и к семидесятых годам в стране осталось лишь несколько сот голов мангалиц. Встревоженные заводчики забили тревогу. И вовремя. Поддержку разведению мангалиц оказало государство, их вкусовые особенности разумно рекламировались, и сейчас можно сказать, что мохнатые хрюшки уже вне опасности.

Колбаса оказалась довольно интересная. Сорт – скорее всего салями, но консистенция… В общем попробую описать следующим образом: в нежном мясо-жировом желе включены грубые мясные волокна. Достаточно вкусно, но не готов уверенно сказать, что согласился бы есть эту колбасу постоянно. К тому же надо иметь в виду, что сто́ит салями из мангалицы раза в два дороже, чем обычная (двадцать евро против десяти в среднем).

Tesco оказался куда более полезным для шопинга. Выбор товаров огромный, цены – как минимум не выше, чем в других магазинах. Там мы набрали продуктов на предстоящие дни.

Новый день – новое направление. На этот раз мы отправились в мало кому известный город Веспрем. Почему же именно Веспрем? Да потому что этот городок был признан «культурной столицей Европы 2023 года». А для венгров он является сакральным местом, поскольку все венгерские королевы, а в последствии и императрицы Авcтро-Венгрии, венчались на царство именно здесь. Не знаю, как так сложилось, что их венчание проходило отдельно от мужей…

В общем, ехать туда из Балатонфюреда примерно час. Ходят в Веспрем несколько автобусов и довольно часто.

Первая достопримечательность по приезду – театр имени Шандора Петёфи. Поэт Петёфи – второе по значимости лицо в венгерской истории после Лайоша Кошута. Тем более интересно, что национальный герой по происхождению вовсе не венгр, а славянин. Венгерское королевство было многонациональным, в него входили земли румын, сербов, словаков, украинцев и поляков. Так вот, отец Петёфи – обедневший сербский дворянин, мать – словачка. И крестили его как Александра Пе́тровича.

Во время революции Шандор отвечал, так сказать, за духовную часть революции. Он произносил пламенные речи перед народом, участвовал в написании законов. Но при необходимости защищать своё отечество брался и за оружие. В одном из боёв с карательным отрядом русских казаков Петёфи и погиб.

Театр, получивший впоследствии его имя, строился на границе 19 и 20 веков и был одним из первых крупных зданий в мире, сделанным из железобетона. Свойства нового материала были ещё плохо изучены, поэтому строительство шло очень медленно, постоянно проводились перерасчёты и замеры прочности. Но результат получился прекрасным: здание в новом тогда стиле модерн. Жаль только, что сейчас трудно охватить взглядом всю постройку сразу, поскольку близко к нему растут высокие деревья.

Двигаемся дальше к Старой площади. Нечасто сейчас встретишь площади с такой неправильной формой – какой-то изогнутый многоугольник, по бокам которого стоят старинные здания.

Украшает ансамбль городская ратуша, ещё недавно бывшая банком. Сейчас в ней помимо рутинной работы проводят торжественные собрания и свадьбы.

Затем проходим через Ворота героев. Выглядят они как старинные, в суровом романском стиле. На самом деле, это наследие относительно недавнего фашистского прошлого страны. Построены ворота в 1936 году в память о венгерских гонведах, погибших в Первой мировой войне. Типичное нацистское возвеличивание некоего «великого прошлого», прославление солдат (обязательно героев, независимо от того, чем они занимались на самом деле) и архитектура в стиле «идеальной» Римской империи.

Но, конечно, сами ворота в этом не виноваты. Они просто получились симпатичными и хорошо вписывающимися в начинающийся отсюда Старый город.

За воротами находится Пожарная башня. Если б она стояла на берегу моря, не было бы никаких сомнений – это маяк. Но в сухопутном Веспреме исходное назначение башни было другим: наблюдать за приближением врага. В этом качестве она прослужила до 1810 года, когда её частично разрушило землетрясение. Глава города приказал тогда снести остатки, но горожане возмутились, уж слишком любили они свою «каланчу». В итоге все пришли к компромиссному решению: башню восстановили, но понизили её статус до Пожарной.

Потом мы ещё прогулялись до каких-то неинтересных древних развалин, где сейчас резвились под присмотром учителей местные «пионеры».

Теперь нам предстоит забраться на высокую гору, где располагаются самые важные достопримечательности: епископский дворец,


 часовня Гизеллы и храм святого Михаила, где собственно венчали королев. Туда ведёт каменная лестница. На полпути есть смотровая площадка, на которой стоит памятный крест в честь чего-то непонятного и открывается отличный вид на город. А над крестом парит аист.

Перевели дух, поснимали панораму города и собрались подниматься дальше. Упс! Лестница перекрыта тросом, а рядом в тенёчке сидит мужик в шлёпках. Увидев наше стремление двигаться дальше, начал размахивать руками и что-то выкрикивать на растянутом венгерском языке. Осознав, что до нас не доходит его упражнение в риторике, указал нам пальцем на табличку, где на трёх языках, включая английский и немецкий, было написано, что из-за реставрационных работ проход на гору закрыт до 17:00. Поскольку сейчас лишь полдень, а больше объектов для посещения не осталось, перед нами замаячила перспектива торчать тут до вечера. Нет, спасибо! Поедем обратно. Вот только что им стоило посадить мужика с тросом не на полпути, а у самого начала подъёма???

В общем, может Веспрем и тянет на культурную столицу Европы, но лично мы в этом убедиться не смогли. Хотя в целом городок спокойный и уютный.

Епископский дворец с двумя церквями в итоге заменили на торговый центр Balaton Plaza Veszprém. Ничего толком не купили, но нарвались там на аутентичную кондитерскую, где предлагали различные местные сладости. А мы как раз хотели попробовать в Венгрии самый венгерский торт – Эстерхази. Взяли, попробовали. Понравилось. Не зря он заслужил такую репутацию. Миндаль и шоколад в нём прекрасно «поженились».

По приезду в Фюред мы продолжили «день знакомства с венгерской кухней». Почти у каждого народа в мире есть своя «пицца». Кроме итальянцев это фламкухен у немцев, у французов – фламбе, у грузин – хачапури, у русских – некоторые разновидности пирогов и т.д. Начинка отличается, но суть (на тесто наносится слой сыра и ещё чего-нибудь) остаётся. У венгров это лангош.

На набережной Тагора есть «лангошная», Lájk büfé. Там мы взяли две штуки на вынос и дома съели. Съедобно, но ничего особенного. Зато я второй раз убедился, что национальные блюда других народов в Германии готовят куда лучше, чем в стране происхождения. Первый раз это касалась турецких дёнеров. А теперь – лангоши. На одном из рождественских корпоративов нас обслуживал ресторан венгерской кухни. Их лангоши были великолепны: содержали больше начинки и обладали хрустящим тестом. А сегодня вкус продукта немного портили ещё и остатки масла, на котором его жарили.

Теперь у нас осталось два полных дня чисто для пассивного отдыха. Мы ходили на пляж и тратили в магазинах последние форинты на подарки. Именно в эти два дня выдалась жара за тридцать градусов, так что дальние пешие прогулки были бы чрезмерно утомительны.

Одним утром мы посетили местный центральный рынок. Обычно товары на центральных рынках отличаются дороговизной, но в данном случае всё было не так мрачно. Там мы купили настоящую венгерскую вишню. В Германии вишню почти не найти, только черешня. Здесь же, по вполне приемлемой цене в три евро мы купили эту почти забытую вкусняшку. У неё более насыщенный вкус, по сравнению с черешней, но от российской она отличается меньшей кислотой.

В центре крытого рынка находятся прилавки фермеров, а по краям – небольшие лавки торговцев продуктами и тысячью мелочей. Цены опять же очень разумные. В «мелочах» мы купили кое-что из местной парфюмерии, а в продуктах – лавандовый чай и токайское вино. Но не привычное «самородное», а игристое-брют за 8 евро. И должен сказать, это был превосходный брют!

Есть ещё Spar, но мелкий и совершенно неинтересный. Тот же самый брют в Spar'e стоил уже 10 евро. Так себе дискаунтер…

Когда уже уходили с рынка, нас привлекла к своему прилавку продавщица сыров. Она чуть ли не насильно заставила нас попробовать несколько разновидностей своих товаров. Это было реально вкусно. «Сыры местные?» - спрашиваем по-английски. «Нет, из Тироля». Импортный сыр, конечно, дороговат, но из вежливости мы покупаем грамм сто самого вкусного, учитывая, что отдегустировали мы примерно столько же.

В последний день, так и не успев истратить форинты, решили шикануть и пошли в харчевню на набережной Тагора, Domika büffé. Я взял по старой памяти (по очень старой пятнадцатилетней памяти) рыбный суп с паприкой. Тут всё было безукоризненно, хотя в качестве рыбы выступал не сом, а карп.

Наконец настал наш последний день в этой стране. Встали очень рано, позавтракали, собрались и отправились на вокзал. Билеты были куплены заранее, и через два часа мы уже были в Будапеште на вокзале Дели. Там сели на метро (станции очень напоминают московские, а поезда уже другие) и быстро доехали до центра в Пеште, площадь Деак Ференц, откуда отправляются автобусы в аэропорт. Как я уже писал, отходят они каждые десять минут, а мы приехали заблаговременно, так что у нас оставалось ещё некоторое время, чтобы добить наконец эти неистребимые форинты. Зашли в первый попавшийся небольшой супермаркет и купили выпечку и венгерский вариант фуагра. Венгры, как и французы, обожают этот паштет из гусиной печени. Впрочем, сто́ит он здесь ненамного дешевле, чем во Франции.

Аэропорт имени Ференца Листа достаточно крупный для такой небольшой страны. Возможно, это связано с историей, поскольку в социалистические времена для аэропорта венгерской столицы сделали поблажку в плане связей с остальным миром. Если из какой-либо другой «братской» страны надо было лететь на Запад, перевалочным пунктом для этого чаще всего служил именно Будапешт.

Времени до вылета ещё много. Погуляли по дьюти-фри, подегустировали напоследок местные колбаски, которые тут раза в три дороже, чем в супермаркетах… Вкусные, заразы!

Потом короткий перелёт, и мы дома.





Комментарии

Другие отзывы об отдыхе в Венгрии

Венгрия, у каждого своя
Надя  Надя   Венгрия , Будапешт   Дата вылета  декабрь 2019
Венгрия, она у каждого своя.Венгрия, благодаря Wizz Air, стала ближе и доступнее для россиян, но не забываем, что помимо недорого перелета в комплекте еще нужно оформить шенгенскую визу.Мы выбрали эту страну, а именно Будапешт, т.к слышали о красоте ...
Читать далее

Дата 16.03.20 Хороший отзыв3 Ответов1 Просмотрели503

Балатонфюред, Тихань. Это Венгрия! И снова здрасти!
  Побывать вновь в полюбившихся местах, радость и удовольствие. Тем более, когда это курорты на берегу Балатона. Балатонфюред и Тихонь без преувелечения –  самые востребованные у туристов здесь места отдыха.    Балатон - само...
Читать далее

Дата 02.11.23 Хороший отзыв0 Ответов1 Просмотрели248

Балатон. Это Венгрия! И снова здрасти! Закат на озере.
Ирина  Ирина   Венгрия , Печ   Дата вылета  август 2023
"Ну, что тебе сказать…" про Балатон. Его надо видеть.  Балатон имеет сильно вытянутую с юга-запада на северо-восток форму,  длиной  77 км. Если южный берег в основном довольно ровный, то северное побережье с более выразительным рельефо...
Читать далее

Дата 02.11.23 Хороший отзыв0 Ответов1 Просмотрели243

Хэвиз, Кэстхей. Это Венгрия! И снова здрасти!
Ирина  Ирина   Венгрия , Кестхей   Дата вылета  август 2023
   Венгрия знаменита своими термальными курортами, самый известный - город Хевиз. Не только известность привлекает сюда, а лечебное озеро, подобного больше нет в Европе, да и вообще в мире. Название «Хевиз» с венгерского переводится, как «в...
Читать далее

Дата 02.11.23 Хороший отзыв0 Ответов1 Просмотрели275

Венгрия. Иногда они возвращаются...
Венгрия для нас – не совсем новое направление. Лично я провёл там полгода в 80-е, во время срочной службы на аэродроме гарнизона в городе Дебрецен. Потом ещё был мимолётный заезд в приграничный венгерский ресторан из Словакии, которую мы пересекали с...
Читать далее

Дата 08.07.24 Хороший отзыв1 Ответов0 Просмотрели120

Отзывы туристов