Ту тикетс ту Даблин

Игорь Страна:Ирландия
Город: Лондон
Время отдыха: Дата вылета февраль 2024

Дата13.03.24 Хороший отзыв1 Ответов 0 Просмотрели356

Бородатый анекдот в качестве пролога:

Один ирландец возвращается из командировки в России домой. Заходит в авиаагентство и говорит: «Хеллоу, ай нид уан тикет ту Даблин» (Привет, мне нужен билет в Дублин). Молоденькая сотрудница смотрит на него с ужасом: «Куда, блин???»

Вот туда, блин, мы и собрались в очередной отпуск. Но не напрямую, а через Лондон, где я пока ещё не был. Моя командировка в Великобританию в 2009 году ограничилась шотландским Эдинбургом.

Рейс Карлсруэ – Лондон проводился компанией Ryanair и завершился в удалённом от британской столицы аэропорту Стэнстед. Сам аэропорт мы практически не видели, поскольку сразу отправились на стоянку автобусов. У Райанэйр есть такая опция: при покупке у них авиабилета можно дополнительно купить билет на трансфер до центра Лондона на автобусе компании National Express.

Окраин столицы мы достигли уже через полчаса поездки. А потом начались пробки… По карте нам оставалось преодолеть всего процентов 20 пути, но на них ушло ещё полтора часа. Зато из панорамных окон автобуса мы рассмотрели почти все главные достопримечательности Лондона: Биг-Бен с Вестминстерским аббатством, колесо Биг-ай и Тауэрский мост. Ну всё, можно ехать обратно – мелькнула шальная мысль…

После выхода на автовокзале Виктория ещё двадцать минут пешком по стемневшему городу. Это не тяжело, поскольку мы обременены лишь небольшими рюкзаками по нормативам Райанэйр.

Наша цель – комплекс апартаментов South Kensington в лондонском районе Челси, известном своими многочисленными квартирами и домами миллионеров, включая российских и казахских. 

Ту тикетс ту Даблин


Кроме того, Челси – «родина» знаменитого одноимённого футбольного клуба, до войны принадлежавшего российскому миллиардеру Абрамовичу.

Понятно, что жильё там не может быть дешёвым, но более-менее разумные по цене предложения означали поселение в отдалённых районах города, что совершенно не удобно при посещении главных его достопримечательностей. Поэтому мы приобрели компромиссный вариант: крошечные, очень тесные апартаменты в этом «Южном Кенсингтоне», но рядом с Гайд-парком и относительно близко к Кенсингтонскому дворцу. Весь жилой комплекс представляет собой огромное здание, состоящее из таких миниатюрных комнатушeк, часть которых принадлежат сетям (для них на первом этаже функционирует ресепшн), а оставшиеся – частным лицам, у одного из которых мы и поселились. Хозяина мы так и не видели. Всё общение было онлайн, вход в номер через открывание цифрового замка по указанному коду.

Номер хоть и маленький, но оборудован всем необходимым для жизни. На кухне кофемашина, плита, микроволновка, тостер, холодильник, чайник, вся посуда, стиральная машина, масло, уксус, соль, перец, сахар, чай, кофе… В душе гель, мыло и шампунь. В спальне телевизор, который мы ради любопытства включили только в последний день: несколько английских каналов и больше ничего. Ну что ещё?.. Хороший интернет.

Уже достаточно поздно, смотреть город смысла нет. Пошли просто купить что-нибудь поесть. Район миллионеров не создан для супермаркетов: аренда площадей слишком дорогая для них. Рядом с нашим жильём крайне мало мест, где можно купить продукты. Крупные супермаркеты находятся на краю города. Прямо рядом с нами находится небольшой магазин Sainsbury's. Зашли мы туда… и сразу вышли. Выбор товаров там рассчитан явно на миллионеров, открывших вечером холодильник, увидевших там повесившуюся мышь и от нечего делать отправившихся покупать продукты в ближайшую точку. Ладно, спасибо этому дому, пойдём к другому. Другим оказался гастроном среднего размера под названием Partridges. Что там? Эээ… В общем, после Partridges Сэнсбериз показался нам чуть ли не благотворительной лавочкой. Как вам яйца по цене 4 фунта за шесть штук? Или небольшая буханка хлеба за три? Или курятина по десятке за килограмм?

Озадаченные, отправляемся в последний вариант из относительно близких: знаменитый Marks & Spencer. Ну, слава богу, хоть здесь что-то можно купить. Цены, конечно, всё равно выше, чем в Германии, но мы здесь ненадолго. Да и питание на фоне общей стоимости поездки занимает не самое важное место.

Осмотр города начали с утра следующего дня.

Рано утром вышли из дома. С хмурого неба падали редкие капельки. По мере приближения к центру падение капелек учащалось, а когда мы достигли Вестминстерского аббатства, уже шёл полноценный зимний ливень. Да, было не холодно. Все наши дни, проведённые в Лондоне, температуры достигали примерно 10 – 12 градусов (месяц февраль). Но дожди разной степени интенсивности шли почти каждый день.

В общем, как-то бегом-бегом засняли аббатство, Вестминстерский дворец (резиденция парламента) и даже сделали селфи с Биг-Беном и поплелись по Вестминстерскому мосту на Затемзоречье. Оттуда пошли вдоль правого берега Темзы к смотровому колесу Биг-ай. Через полчаса дождь стал ослабевать и вскоре совсем прекратился. Даже солнышко вышло. В общем, театр Глобус, где свои пьесы ставил сам Шекспир и музей Тейт мы фотографировали уже при отличном освещении. В последний даже зашли. Надо отметить, что англосаксы традиционно не берут плату с посещения своих художественных, научных и исторических музеев, просто издеваясь над концепцией собственной бездуховности, которую продвигают некоторые их недруги. Впрочем, бесплатность не распространяется на коммерческие музеи вроде музеев Шерлока Холмса или мадам Тюссо, а также имеющихся чуть ли не в каждой столице мира музеев пыток или секса.

Музей Тейт – это про современное искусство. Он огромен, и расположен на берегу Темзы в самом центре города, что предполагает большую его значимость. Но нужно быть отъявленным любителем всего этого кубизма с абстракционизмом, чтобы получить удовольствие от посещения. Мы нашли несколько картин Малевича и Кандинского, безуспешно пытались вникнуть, о чём это, и поспешно ретировались.

Двигаемся дальше по набережной. На ней в разных местах установлены чёрные скульптуры, представляющие разных животных в человеческих одеждах и за человеческими делами. Почти во всех композициях фигурирует «дама» в виде стройной крольчихи. То она пьёт кофе, сидя на лавочке со слоном, то медитирует на шаре, то едет на длинном велосипеде вместе с полудюжиной других зверей. 

Ту тикетс ту Даблин


Занятно и очень востребовано туристами.

Между тем, мы подошли к рынку Боро. По правде говоря, это больше напоминает фуд-корт, который мы посетили в Сингапуре, чем традиционный базар. 

Ту тикетс ту Даблин


Небольшой квартал, заставленный лавочками с предложением еды со всех регионов мира: из Италии, Балкан, Вьетнама, Китая, Марокко, Мексики и даже Израиля. Тут же стоят столики, где можно перекусить купленным. Но есть и просто сырные или мясные лавки. Всё очень дорого, и больше предназначено для туристов.

Наконец, мы подошли к Тауэрскому мосту. Описывать его внешний вид не имеет никакого смысла, поскольку он является символом Лондона, и при произнесении слова «Лондон» у любого человека в первую очередь в сознании появится Тауэрский мост. Те, кто учил в школе английский, обязательно вспомнят заезжанные фразы, что-то типа «Tower Bridge is the main attraction of the British capital London». Но я учил немецкий, и специализируюсь на других выражениях, касающихся преимущественно Берлина и его «Фернзетурм».

Тем не менее, что-то можно добавить. Тауэрскому мосту в этом году исполняется 130 лет, не такой уж и старенький. Построили его из-за возросшего потока гужевого транспорта через реку. Поскольку тогда в Темзу ещё заходили большие корабли, мост решили сделать разводным, но вместе с тем и постоянно доступным для пешеходов. То есть, мост состоит из двух частей: нижней, разводной, и верхней, стабильной. Расчёт на то, что пешеходы на время разведения будут пересекать реку поверху, оказался ошибочным. Никому не хотелось карабкаться на 44-метровую высоту. Подданные Её Величества предпочитали ждать пару часов, пока разведение не закончится. Но зато благодаря этому решению Тауэрский мост приобрёл неповторимый внешний вид и всемирную славу. А две башни по его краям открыли для платного посещения (там есть музей и смотровая площадка), и теперь люди платят деньги за то, что им раньше не нравилось делать бесплатно.

Название своё конструкция получила от находящегося рядом, на левом берегу Темзы замка Тауэр. Первые постройки в Тауэре осуществил покоритель англосаксов нормандский завоеватель Вильгельм I в 1078 году. Сначала это был деревянный форт, служивший защитой Вильгельму от не очень-то гостеприимных новых подданных. Затем возвели и каменные башни, а ещё позже два ряда крепостных стен и ров между ними. В общем, к позднему Средневековью Тауэр стал одной из самых неприступных крепостей мира. Но к тому времени Лондон уже был столицей мощной мировой державы, и военная ценность Тауэра потеряла смысл. Зато теперь он стал самой известной тюрьмой, где удерживали, пытали и казнили королей и их жён, что с удовольствием запечатлевал в своих трагедиях великий Шекспир.

Внешний вид серого Тауэра подчеркивает его брутальную историю. Наверно, смягчить суровость облика крепости могли бы жизнерадостные зелёненькие английские газоны у её стен, но на них стоят чёрные старинные пушки с огромными жерлами… Короче, сплошная шекспировщина.

Далее наш путь лежал к другой достопримечательности из школьного учебника: собору святого Павла (представляю себе миллионы тинэйджеров, уныло повторяющих «сент-Пол касидрал» под грозным оком училки, безуспешно пытающейся поставить бездельникам правильное произношение «ти-эйч»). Здание в стиле барокко было построено в XVII веке и долгое время было самым крупным храмом в мире. Архитектор проекта, сэр Кристофер Рен, удостоился за эту работу размещения своей физиономии на однофунтовую банкноту, в настоящее время вышедшую из обращения.

Вход в собор для праздношатающихся платный, но есть нюанс. На службу допускаются все желающие. Поэтому, если вы готовы просидеть (или даже простоять – это периодически требуется) больше часа во время мессы, то внутренности храма вы увидите совершенно бесплатно. Как опция будет разучивание пения какого-нибудь популярного в местной религиозной тусовке псалма.

Собор роскошен внутри. Это не слишком вяжется со скромностью протестантских храмов на континенте. Дело в том, что англиканская церковь не противопоставляла себя католической в идеологии, а по сути её возникновение было связано с тем, что один из королей не мог получить разрешение на развод от Папы, и в сердцах просто создал новое протестантское течение. Католическая же тяга к роскоши никуда не девалась.

В стенах собора похоронены полководцы (Веллингтон и Нельсон) и некоторые важные для Англии, но малоизвестные в остальном мире писатели и учёные.

Теперь мы направились к Трафальгарской площади. Чем ближе мы подходили, тем гуще становилась толпа окружающих нас людей. Понятно, что в мировых туристических мекках всегда оживлённо на улицах, но в данном случае было уж совсем тесно. Когда же мы наконец достигли площади, всё стало ясно: здесь праздновался китайский новый год. У колонны Нельсона соорудили гигантский помост, на котором китайские артисты водили свои хороводы и гоняли на палочках туда-сюда шёлкового Зелёного Дракона, символа этого года. Теснота на площади была неимоверная, протискиваться можно было только с помощью локтей. Для тех, кто не мог очно разглядеть китайские танцы, по бокам помоста установили два огромных экрана, транслировавших действо на сцене. Вокруг площади были развёрнуты палатки, торговавшие сувенирами и китайской едой, и среди них как-то затесалась вездесущая турецкая кебабная.

От всего этого буйства жизни мне стало не по себе, и первое впечатление от достопримечательности мирового масштаба скомкалось. Экстренно покинули площадь и отправились к Букингемскому дворцу.

Что сказать про этот дворец? Вроде бы всё как положено: идеальная английская архитектура, идеально постриженные газоны вокруг, идеальная классическая статуя чего-то крылатого впереди (наверно, богини Победы?), покрытая безукоризненной позолотой. 

Ту тикетс ту Даблин


Но вот как-то скучновато. 

Ту тикетс ту Даблин


Возможно, поклонников Виндзорской династии приободрит тот факт, что тут живёт король… Вот прямо сейчас он, может, из-за занавески посматривает прямо на тебя… Но меня это как-то мало волнует. А может, я просто уже устал от нескольких часов на ногах?

Как бы там ни было, это был последний объект на сегодня. Завтра новый день и новые впечатления.

Встаём утром рано, поскольку ещё не привыкли к часовой разнице между Британией и континентом. Погода сегодня хорошая. Выходим на улицу и отправляемся к первой точке: Гайд-парку.

Парк очень большой, если не сказать гигантский. Обойти его за час совсем нереально. Поэтому доходим только до озера (или пруда) Серпентин и поворачиваем на восток к выходу. В целом впечатление от парка: чисто, аккуратно, изящно, по-английски традиционно и… всё. По дорожкам бегают сотни лондонцев, очень многие выгуливают здесь собак, причём почти исключительно породистых. То там, то сям дорожки перебегают белки. Они отличаются от континентальных окрасом: местные белки преимущественно серые, а на континенте больше рыжие и немного чёрных. Дело в том, что это разные белки. В Британии когда-то на свободу выпустили американских серых белок, которые оказались очень агрессивными захватчиками и вскоре вытеснили местных, обычных европейских рыжуль. На континенте тоже уже появились американки, но пока ещё процесс вытеснения только в начальной стадии.

После Гайд-парка проходим через Триумфальную арку Веллингтона. Её построили в первой половине 19-го века, когда по всей Европе прокатилась мода на установление подобных конструкций, в честь победы в Наполеоновских войнах. За образец взяли руины Арки Константина в Риме. Сначала сверху установили конную статую герцога Веллингтона, но в 1912 году её заменили на бронзовую квадригу с парящим над ней ангелом мира. Любопытно, что одна из стоек арки используется в качестве вентиляционной шахты лондонского метро. Иногда неравнодушные граждане звонят в службы спасения, чтобы сообщить о возгорании арки. На самом деле, это происходит выброс влажного воздуха из шахты, к которому примешивается пыль.

От арки двигаемся к площади Пикадилли. Название площади звучит как-то по-итальянски, но на самом деле, здесь просто в Средние века работала фабрика по выпуску «пикадилов» - модных в ту пору жёстких кружевных воротников с острыми краями. Жесткость обеспечивалась встроенным китовым усом.

На одном из зданий на площади сооружён огромный экран, круглосуточно транслирующий рекламу. В центре площади симпатичный фонтан, посвящённый Эросу. Сама площадь вопреки ожиданиям достаточно маленькая, на ней ещё располагаются театр и несколько модных бутиков. Крутость её скорее заключается в другом: Пикадилли – это «ворота» в Сохо, квартал миллиардеров, в отличие от нашего лоховского Челси, где проживание может позволить себе любой занюханный миллионер.

От Пикадилли двигаемся по главной «модной» улице Лондона, Оксфорд-стрит. Лоск и роскошь, припаркованные Бентли и кучки богатеньких японцев, бегающих от бутика к бутика с цветастыми пакетами в руках… Посмотреть любопытно, но в душе не откладывается ничего. Слишком уж это оторвано от нашей реальной, будничной жизни.

Потом был долгий переход к музею Шерлока Холмса. Подумалось, каким же огромным был Лондон сто с лишним лет назад мегаполисом, если Бейкер-стрит, 221 b, уже тогда был отнюдь не домом на глухой окраине. А с тех пор город разросся в несколько раз!

Сам же музей не особенно примечательный. 

Ту тикетс ту Даблин


А главное, что дом, в котором он находится, - это более-менее современная «панелька», чего не ожидаешь от здания, в котором происходили события столетней давности. На рекламных фотографиях музея стараются не фотографировать всё здание, чтобы аура старины не улетучилась.

Возле музея стоит очередь человек из десяти. Их впускает толстенький ряженый полисмен, который охотно отдаёт честь, когда на него наводят фотоаппараты.

Снова длинный переход, и мы оказываемся на Эбби-роуд, улице, где в шестидесятые располагались звукозаписывающие студии, и которую «Битлз» увековечили в одноименном альбоме со знаменитой фотографией, где они друг за дружкой пересекают дорогу по переходу.

Найти этот переход оказалось непростой задачей, ведь за шестьдесят прошедших лет здесь много поменялось. Сначала нам показался знакомым один из них. Я прошёлся по нему, а жена меня фотографировала. Но в ста метрах от него находился ещё один, похожий. У него стояла кучка людей, которым что-то рассказывал гид. Резонно заключив, что вряд ли гид будет с таким жаром рассказывать об обычной «зебре», я стал фотографироваться и там. Выявилась ещё одна сложность. «Битлов» фотограф снимал с проезжей части. Мы же, к великому нашему сожалению, были не столь авторитетны для местных водителей, чтобы они останавливали машины ради моей эффектной фотки. Пришлось выдерживать ракурс с тротуара. Итак, я иду по переходу, а сразу за мной едет машина. Снимок испорчен. Возвращаюсь назад и начинаю повторное дефиле. В этот момент собаке захотелось сделать отметку на дереве в кадре… Возвращаюсь снова… Вечерело, а этот идиот всё ходил и ходил по переходу… Идеального снимка всё равно не получилось. Но будучи уже дома, я хотя бы убедился, что это тот самый переход. Деревья, конечно, сильно с тех пор выросли, но дом, едва заметный на снимке «битлов», не оставляет сомнений.

После Эбби-роуд мы повернули на юг к Кенсингтонскому дворцу, который находится на западной окраине Гайд-парка. Дворец заметно скромнее Букингемского, поскольку его хозяевами являются всего лишь наследник престола со своей супругой. Он является фан-зоной для поклонников принцессы Дианы, которая провела в этом дворце бо́льшую часть жизни.

После дворца прогулялись по окружающему Кенсингтонскому саду. Здесь очень много белок, которые не особенно пугливые, но корм из рук брать остерегаются. При попытке накормить одного из этих грызунов орешками кешью была зверски укушена за палец моя супруга. Укус был такой силы, что долго не удавалось остановить кровь, несмотря на наличие в рюкзаке необходимых лейкопластырей. Выпавшее из рук жены знамя кормителя белок поднял я сам, пренебрегая её горьким опытом. Но что-то в моём облике белкам показалось непривлекательным, так что они пристально разглядывали желанный орешек с расстояния двух ладоней, но так и не решались приблизиться.

В Кенсингтонском саду стоит высокий мемориал принцу Альберту, мужу королевы Виктории. Он умер относительно молодым, и безутешная царственная вдова увековечила его память таким образом. Интересна архитектура сооружения: издали его можно принять за православный храм в шатровом стиле. Но в центре, под «крышей», стоит позолоченная статуя Альберта, сидящего в кресле. После смерти Альберта Виктория оставалась на престоле ещё сорок лет, став самым «долгим» британским монархом, пока её не переплюнула Елизавета II.

Напротив мемориала находится красивый Альберт-холл, круглый в сечении концертный зал, а по сути вторая часть мемориала принцу. Сооружение огромного Альберт-холла влетело казне в копеечку, и чтобы частично окупить затраты, власти продавали в него абонементы на 999 лет по сумасшедшей на от момент цене в сто фунтов. И надо же – до сих пор находятся люди, которые реально пользуются этими абонементами!

С Альберт-холла начинается так называемая «дорога музеев». Там расположены два из самых известных лондонских музеев: естественной истории и Альберта и Виктории, а также несколько рангом пониже. Улицы постоянно запружены людьми – либо стоящими в очередях в музеи, либо просто глазеющими экскурсантами.

На этом прогулочная часть нашего посещения Лондона закончилась. С завтрашнего дня начинаем штурмовать музеи.

Ночью мне снились кошмары: укушенная белкой-вампиром жена постепенно обрастает серенькой шёрсткой, а сзади у неё вырастает длинный пушистый хвост. Надо отдать должное: очаровательный хвостик был ей очень к лицу.

Первым музеем, павшим к нашим ногам, стал Британский. Он находится довольно далеко от нас, так что мы вышли за час до времени посещения. Следует отметить, что для избежания долгого стояния в очереди сайт музея рекомендует зарегистрироваться на посещение заранее онлайн. Разумеется, это бесплатно, как и само посещение British Museum, да и других крупнейших музеев столицы.

На улице моросил дождик, а нам всё-таки пришлось под ним выстоять длинную, но быстро двигающуюся очередь из тех, кто зарегистрировался заранее. Так сказать, очередь для тех, кто без очереди. И вот мы оказались в одном из лучших музеев мира (первый по площади и третий по посещаемости после Лувра и Ватиканского). Величественное здание в классическом стиле хранит в себе уникальные исторические сокровища: египетские саркофаги и мумии, библиотеку Ашшурбанипала, включающую первое предание о вселенском потопе, моаи с острова Пасхи, статуи с Афинского акрополя и фрагменты мавзолея из Галикарнаса, англосаксонские клады, а также произведения Микеланджело, Рафаэля, Леонардо да Винчи, Блейка и множества других авторов. Многие из этих артефактов знакомы нам ещё из школьных учебников по истории. Другие (например, древнегреческий храм, почти целиком перенесённый сюда) поражают своей масштабностью.

Волнующе было прикоснуться к Розеттскому камню. Хотя прикоснуться можно было только к точной копии, а оригинал был под стеклом. Можно сделать селфи с месопотамскими львами, которые «стоя́т», если на них смотреть спереди, и «идут» - если сбоку.

В отдельных залах стоят многочисленные древнегреческие и древнеримские статуи.

Ту тикетс ту Даблин


Не все эти приобретения получены по-белому, поэтому Египет и Греция требуют возвращения многих артефактов. Британцы аппелируют к тому, что на тот момент всё было юридически урегулировано, а кроме того зачастую английские археологи буквально спасали шедевры от разрушения. В общем, споры пока не закончились, и неизвестно когда закончатся.

В общем, можно было бы сказать, что почти четыре часа на ногах пролетели как один миг, если бы не сильная усталость в этих самых ногах от малоподвижности.

На следующий день мы не пошли так далеко. Я уже упоминал, что недалеко от нас находится «дорога музеев». Вот туда-то и отправились мы. Конкретно – в музей естественной истории, который правильнее переводят как «музей науки», поскольку к истории он не имеет практически никакого отношения.

Ту тикетс ту Даблин


Два его этажа отведены под чучела и скелеты. Безусловно, это всё познавательно и полезно для ума, но во-первых, за свою жизнь мы уже насмотрелись этого добра по самое «не могу», а во-вторых, смотреть на высушенные, пусть и умело обработанные трупы некогда живых и энергичных зверушек и птичек с некоторых пор стало совсем не радостно. Поэтому этот раздел музея мы прошли бегом-бегом.

А зависли мы на третьем этаже, где выставлены минералы. Вот где может разгуляться душа посвящённого в эту тему. Коллекция здесь просто роскошна! Тысячи экспонатов, среди которых есть и какие-то совсем уникальные минералы, встречающиеся в единичных месторождениях, часто уже давно выработанных. Некоторые камни прекрасны своей формой, например, похожие на морских ежей или на пачку спагетти. Другие – завораживающими оттенками, для которых даже трудно подобрать определение. Третьи, кажется, сотворены не природой, а человеческими руками – настолько они напоминают картины. Иногда даже не абстрактные, а вполне реалистичные, как отполированные моховые агаты из Индии (на них «изображены» красивые лиственные деревья). Немало удовольствия доставляет просмотр крупных драгоценных камней, а также самородков драгметаллов. Ну и на десерт – отличная коллекция метеоритов.

К обеды мы добили музей науки, перешли через дорогу и проникли в музей Виктории и Альберта. Направление этого музея – произведения искусства и стиль жизни в Европе примерно с 17-го века по современность. Интересно было взглянуть на обстановку дворянских усадеб эпохи Наполеоновских войн и Крымской кампании. Рояли, арфы, кровати, серебряная посуда, портреты томных дам и молодцеватых офицеров, драгоценности и личное оружие. В одном месте можно было попытаться научиться старинным танцам. Сначала я не понял, что происходит на проецируемом экране. Какие-то дамы в корсетных платьях и господа в камзолах и напудренных париках танцевали менуэт, и внезапно перед ними выскочил арлекин и обращаясь к зрителям что-то беззвучно сказал. Внизу появились субтитры. Это было приглашение повторить фигуру танца, для чего надо было встать на выделенный кружок перед экраном. Я оглянулся: чужих людей рядом не было. Я встал в кружок и повторил движение. На экране появилась оценка моей попытки как «сла́бо». Я приложил больше усилий, и экран наконец похвалил меня: «превосходно!» Затем арлекин выдал новое па и застыл в ожидании моей реакции. Снова оглядываюсь и замечаю, что одна посетительница уже заинтересовалась моими телодвижениями. Уже испытывая неловкость я всё-таки выделываю требуемые кренделя и добиваюсь похвалы экрана, но арлекин совсем распоясался и выдал третью задачу. Между тем поглазеть на мужика, пляшущего менуэт в джинсах и демисезонной куртке, собралась уже приличная толпа, и я позорно сбежал, так и не получив профессионального сертификата танцора. При том, что мне ничего не мешало!

Из двадцатого века в музее собрали коллекцию дизайнерских костюмов от законодателей мод всех десятилетий: от довоенных Коко Шанель и Баленсиаги до вполне современных Валентино и Лагерфельда.

В общем, музей занимательный и вполне достойный посещения.

Наконец настал наш последний полный день пребывания в Лондоне. Его посвятили Национальной галерее.

Галерея расположена на Трафальгарской площади, которую четыре дня назад нам не удалось толком разглядеть из-за китайского нового года. Сейчас у нас снова посещение заказано онлайн на определённое время, поэтому сначала посещаем музей.

Безусловно, он прекрасен. Великолепная коллекция живописи от Ренессанса до импрессионистов. Сколько там собрано «первых имён» мира художников – замучишься перечислять. Но я попробую по памяти указать хотя бы десятку. Леонардо до Винчи, Рафаэль, Рембрандт, Ван Гог, Гоген, Матисс, Мане со свои собратом Моне, Делакруа, Лиотар, Тёрнер, Гейнсборо, Констебл, 

Ту тикетс ту Даблин


Тициан, Эль-Греко, Писарро, Гойя, Боттичелли… Что, получилось больше десяти? А ведь это только капля в море выставленных там живописцев! Вот кого там нет – так это русских художников. Не знаю почему, но точно не из-за русофобии, поскольку в галерее Тейт они были.

В общем нагулялись мы по галерее так, что ноги едва не отстёгивались. Посидели, перекусили и пошли смотреть Трафальгарской площадь. Сейчас она прекрасно освещена солнцем, что отнюдь не норма для британской столицы. В центре стоит колонна с памятником триумфатору Трафальгарского сражения адмиралу Нельсону, погибшему в этой своей самой славной битве. Постамент колонны сделан из переплавленных французских пушек, захваченных при Трафальгаре. Рядом расположен достаточно заурядный для знаменитой площади фонтан. По краям площади расположены четыре постамента для памятников. Что интересно, три из них памятники получили (английские полководцы, чьи имена ничего не говорят иностранцам), а четвёртый так и не дождался своего героя. Уже в наше время его стали использовать для временного показа тех или иных произведений современных скульпторов.

От Трафальгарской площади двинулись к резиденции премьер-министра Его Величества на Даунинг стрит 10. Как и следовало ожидать, близко к зданию подойти невозможно, всё перекрыто, но хотя бы поснимали кавалергарда в красном мундире верхом на лошади и с саблей наголо. На будке, где они стояли (точнее, стоял-то конь, а хлопец сидел на нём) было написано предупреждение, что лошадь может брыкаться и кусаться. Да, припоминаю недавнее видео на Ютьюбе, где эта (а может и не эта) лошадка таки тяпнула одного неосторожного туриста, решившего слишком близко к ней попозировать для эффектного снимка. И ей ничего за это не было.

От Даунинг стрит рукой подать до нового Скотланд-Ярда. Если не принимать во внимание легендарность этого места, то ничего интересного оно собой не представляет.

Это была последняя точка сегодняшнего плана, но возвращаясь домой мы ещё раз прошли мимо Вестминстерского дворца и Биг-Бена и сделали снимки уже без дождя и при хорошем свете.

Следующим утром позавтракали, собрали вещи и отправились на автовокзал Виктория. Оттуда автобус National Express повёз в аэропорт Гэтсвик, что на юге от Лондона (Стэнстед был на севере). Расстояние небольшое, километров двадцать, но ехали мы часа два. Сначала пробки в центре Лондона, потом автобус поехал не на юг, а на запад, в самый большой из лондонских аэропортов – Хитроу. В Хитровом аэропорту мы ещё простояли минут десять… Слава богу, выехали заблаговременно, поэтому проблем не возникло.

Аэропорт Гэтсвик оказался на удивление крупным. В остальном стандартная «рабочая» воздушная гавань без люксовых изысков, как, например, в Сингапуре. Интересно, что на вылете не было никакого паспортного контроля, хотя Великобритания уже не входит в Евросоюз. Подобная ситуация была у нас и в США: по прилёту очень жёсткий контроль, зато при возвращении никого наши персоны вообще не интересовали.

Именно в Гэтсвике мы узнали страшную новость о смерти Алексея Навального. И вроде бы было понятно, что всё к тому идёт, но тем не менее, несколько скупых строчек в телеграм-канале были как удар дубиной по голове. Настроение ушло глубоко в минус…

Перелёт в Дублин длился что-то около часа опять же самолётом Ryanair. Ну да, кто же должен нас везти в Ирландию, если не ирландская компания?

После выхода из самолёта прошли паспортный контроль и немного подождали трансфер в центр города (тоже заказали заранее). Пока ехали, уже стемнело. Вышли на набережной реки Лиффи. До отеля нам идти минут двадцать, и большая часть пути проходила по запруженным людьми улицам. По обеим сторонам дорог – сияющие рекламами и неоновыми вывесками знаменитые ирландские пабы, а самый яркий и шумный из них - The Temple bar. 

Ту тикетс ту Даблин


В нём, кажется, не протолкнуться. Слышна речь на разных языках. Вероятно, бо́льшая часть посетителей – туристы. Но нам пока не до этого.

Приходим в отель Staycity Aparthotels Dublin Tivoli. Регистрация проходит молниеносно. Номер на втором (по-европейски – на первом) этаже. Вид из окна оставляет двоякое впечатление. С одной стороны прямо напротив окна старинная красивая церковь. С другой – непосредственно у окон какие-то толстенные трубы вроде воздуховодов.

Комната существенно больше, чем у нас было в Челси. Всё новое, всё хорошо укомплектовано, всё исправно. Что мне особенно понравилось – это по две большие подушки на каждого. Такая, казалось бы, мелочь как подушка способна мне изрядно подпортить отпуск, если она маленькая и плоская. Гарантированно буду не высыпаться.

Ещё не совсем поздно, и мы пошли в магазин купить еды. В нескольких минутах от нас – наш родненький немецкий Лидл, гарантия хорошего выбора и умеренных цен. И он не подвёл. Цены здесь ощутимо ниже, чем в Лондоне, и хотя в среднем не дотягивают до германского уровня, но всё же есть кое-что и дешевле, чем у нас. Например, печенье (в районе 1,5 евро за кг) и мёд (3,5 евро/кг!). Дешёвый также и местный сыр чеддер: 5-6 евро/кг. Довольно хороший на вкус.

Купили мы на пробу и традиционный ирландский хлеб. Ну что сказать? Вот представьте себе несладкий кекс, и без изюма. Такой рыхлый в Ирландии хлеб. Очень сильно крошится, а на вкус совершенно нейтральный. Попробовать можно, но постоянно есть вряд ли захочется.

На этом первый день в стране Эйре закончился.

C утра пошли осматривать город. Совсем рядом с отелем расположен музей Дублиния. Его экспозиция – в основном история Ирландии. Музей занимает здание какого-то старого католического храма довольно интересной старинной архитектуры.

Рядом с музеем находится Собор Христа. Примерно в том же стиле. Храмов, причём старинных, в Ирландии пруд пруди, в каждый не зайдёшь и каждый не опишешь. Ирландии в некотором смысле повезло с историей. Оккупировали их только один раз, англичане. Цели разрушать у них при этом не было. Да и разрушать тяжеловесные готические храмы – непростая задача для Средневековья. Во всяком случае результат не оправдает усилий. В двадцатом веке, когда массовые разрушения стали нормой во время войн, Ирландия очень удачно оказывалась вдали от боевых действий. Поэтому в ней сохранилось множество старинных построек.

Собор Христа на общем фоне выделяется двумя вещами: своей уникальной древностью (заложен в аж в 1031 году) и относительно современной статуей спящего Спасителя. Гулять по Дублину мы вышли довольно рано, едва рассвело, поэтому, фотографируя собор, сначала вообще не обратили внимание на спящего мужика на лавочке, с головой укрытого чёрным одеялом. Ну что ж, бомжи есть в любой столице мира, к этому мы уже привыкли. Странно только, что мужик спит на улице в зимнее время. Конечно, +10 зимой в Дублине – это не -20 в Челябинске, но всё равно как-то холодновато для сна. Потом, снимая храм с другого ракурса, подошли к лавочке поближе и с удивлением обнаружили, что это и не человек вовсе, а скульптура! Потом уже прочитали, что не просто скульптура, а памятник спящему Христу. Почему на лавочке, почему укрыт с головой так, что лица вообще не видно, – вопросы к автору.

Идём дальше. Собор святого Патрика, главный храм Ирландии, посвящённый главному её святому. По сравнению с «Христом» «Патрик» совсем молодой, «всего лишь» 800 лет. Он заметно крупнее и сложнее в архитектуре. Здесь похоронен самый известный ирландец – автор «Гулливера» Джонатан Свифт.

Следующая цель – Дублинский замок, тоже 13-й век. Массивное серое здание, в котором нет того изящества, которое присуще французским или германским замкам. Но в этом и заключается некоторое, пусть и мрачноватое очарование Средневековья. В первые годы после обретения независимости здесь располагалось правительство республики. Сейчас правительство переехало, но по-прежнему использует замок для банкетов и встреч иностранных гостей.

Направляясь к Тринити-колледжу, наткнулись на информационный туристический офис. Поинтересовались, как и где мы могли бы купить экскурсии по Ирландии. Нам дали адресок турагентства, которое занимается этими вещами, кстати, недалеко и по пути.

В турагентстве мы сказали, что хотели бы посетить Белфаст с «мостовой гигантов» и что-нибудь из природных достопримечательностей Ирландии. Белфаст у них был через два дня, а на природу нам рекомендовали поехать завтра на западное побережье острова к скалам Мохер. Взяли обе экскурсии, каждая по 75 евро за человека, но нам за большой заказ сделали ещё скидочку 10 евро, милый пустячок.

Тринити-колледж – одно из старейших высших учебных заведений в мире, и комплекс его зданий тоже достаточно старый. Его история начинается в 1592 году. Сейчас в рейтинге университетов он находится на 53-м месте (МГУ – только во второй сотне). Здания колледжа образуют прямоугольник с обширным двором в центре. Строились они в разное время, но в едином, неоклассическом стиле. Некоторые здания являются учебными корпусами, другие (часто затянутые зелёным плющом) – студенческими кампусами. Во дворе колледжа изумрудные лужайки, на которых в хорошую погоду любят отдыхать студенты. 

Ту тикетс ту Даблин


Вокруг него – большой парк, но туда мы не ходили. В разное время Тринити-колледж закончили тот же Джонатан Свифт, Оскар Уайльд и музыкант Крис де Бург.

После университета мы перешли на левый берег реки Лиффи по мосту с названием Хапенни. Переводится с ирландского как «полпенни» - именно такая цена была за проход по нему в первые годы после постройки в начале 19 века. Мост довольно изящный, можно сказать, воздушный, и давно стал одной из визитных карточек Дублина.

Сто́ит немного остановиться на ирландском языке. Во-первых, я не уверен, что вообще его слышал. Подавляющее большинство дублинцев точно говорит на английском. Иногда я слышал какую-то незнакомую речь, но не уверен, что это были не туристы. Во-вторых, это аномальная сложность ирландского. Когда вы приезжаете в Испанию, или Францию, или Италию с Германией, вы хотя бы на вывесках на улице что-то можете понять. Что-то учили в школе, что-то является интернационализмом, до чего-то доходишь логическим путём… Совсем не так с ирландским! Там не то что непонятно, о чём речь. Там вообще не поймёшь, как это можно произнести – слово с несколькими согласными подряд, а потом с несколькими гласными. Никаких интернационализмов, все слова исконные свои. Да ещё добавляются эти ужасные надстрочные значки, которые запутывают и без того откровенную абракадабру их письменности. Правительство страны проводит мягкую политику распространения использования ирландского языка в жизни. На нынешнем этапе все вывески обязательно должны содержать информацию по-ирландски. И слава богу, что при этом не запрещено дублирование на английском! Пока не запрещено…

После моста повернули на запад и пошли по их роскошному проспекту – O'Коннел стрит (для справки, O' в ирландских фамилиях означает «внук», Maк' – «сын», Фиц' – тоже «сын» или «потомок». Вы ещё продолжаете думать, что ирландский относится к той же индоевропейской семье, что и русский, немецкий или английский?..). Там дорогие бутики и неизменные кучкующиеся японцы или китайцы с объёмными фирменными пакетами с покупками. И там же, прямо посреди проспекта стоит странная скульптура, «Дублинская игла». Описать её очень просто: да, это просто игла. Огромная игла, несколько десятков метров в высоту. Что она символизирует, непонятно. А может, и не символизирует ничего, а построена просто так, как в Париже Эйфелева башня (которая только в последствии стала радиовышкой).

И рядом с Иглой в этот день неравнодушные люди создали мемориал памяти Навального. Прямо на асфальте установили портрет Алексея, вокруг множество цветов и зажжённые свечи…

Ту тикетс ту Даблин


По пути к парку Феникс мы случайно наткнулись на вискокурню Jameson. Не могу сказать, что я поклонник именно этой марки ирландского виски, предпочитаю Kilbeggan, но из всех национальных разновидностей этого напитка именно ирландское считаю самым удачным. Шотландское же мне как-то не заходит.

Так вот, сначала мы увидели здание с огромной вывеской, а потом почувствовали, что и слепой бы не промахнулся: с завода тянулся невероятно приятный шлейф аромата. Если б мы постояли там ещё минут пять, то надо было бы уже и закусить. Ну ладно мы, пришли-ушли, но завод-то расположен прямо посреди жилых построек! Подозреваю, что все соседи там уже давно клиенты наркологов.

Парк Феникс очень большой. Весь его обойти даже за день нереально. Туристические справочники говорят, что там можно полюбоваться дикими оленями, а при везении - даже покормить их. Нет, оленей мы не видели, но молодые деревца в парке были изолированы решётками явно неспроста.

В парке дошли до резиденции президента страны. Близко туда не подойти, всё огорожено; здание в значительной мере скрыто за густой растительностью. То, что удалось увидеть, напоминает Белый дом в Вашингтоне. Возможно, по его подобию здание и строилось.

На обратном пути посетили ещё колонну Веллингтона. В общем, обычная стелла в память о войне, какие есть почти во всех европейских городах. Только гораздо большего размера.

Больше у нас ничего не было запланировано, и мы отправились домой. По пути нам попался ещё один источник аромата: на этот раз пивзавод Гиннесс. Правда, не могу сказать, что пахло именно пивом. Скорее это был запах крестьянского двора: чёрный хлеб, свежее сено, спелые яблоки… но также и конский пот, земля и свежий навоз. Где-то читал, что на начальной стадии брожения пиво ещё не обладает характерным благородным пивным запахом. Но во всяком случае не противно.

Опять же, каково местным жителям, круглосуточно вдыхающим эти пары́? Подозреваю, что дублинцы не пьют Гиннесс, ибо… не вставляет.

А я, наоборот, купил баночку. Ну как вы себе представляете: побывать в Ирландии и не выпить Гиннесс на его исторической родине???

Очередное утро и первая экскурсия. Сбор экскурсантов назначен в центре города у памятника Молли Малоун. Кто такая эта Молли, толком не знает никто. Есть старинная песня о ней, из которой следует, что а) вероятно, она падшая женщина, б) вероятно, она очень порядочная и честная женщина. В общем, ничего не понятно, кроме того, что Молли Малоун катит по утрам свою тележку, заполненную свежими устрицами и пытается их продать. Тем не менее, это одна из самых любимых ирландцами якобы народная песня (на самом деле, у неё есть автор), стала неофициальным гимном Дублина и даже несколько раз засветилась в кинофильмах.

Бронзовый памятник Молли, толкающей тележку, обладает одним чудодейственным свойством. Если потереть ей… эээ… ну, скажем, очень смелое декольте, то произойдёт что-то хорошее. В общем, судя по отполированности её груди, ничего плохого в мире уже не должно было остаться.

В 7:40 к собравшимся подошёл гид и повёл нас к стоящему недалеко даблдеккеру. Оказывается, двухпалубные автобусы ездят в Ирландии не только по городам, но и между ними. Мы заняли места на втором этаже, сразу за польской семьёй. Сверху в лобовое стекло открывался отличный вид на дорогу и окрестности. Открывался, пока окно полностью не запотело. На одной из остановок я попросил водителя (он же и гид) включить обогрев стекла, но оказалось, что на втором этаже такой опции нет.

А остановка эта произошла не абы где. Деревня Маниголл. Ничего не говорит название? Не удивительно. Просто здесь родилась мать президента США Барака Обамы. Ну да, папа у него из Кении, а мама – чистая ирландка. Благодаря этому, богом забытая деревня внезапно стала очень популярным среди туристов местом. Для тех же, кто вроде нас просто пересекает Маниголл по пути, на заправке установили памятник… нет, не маме президента, а самому Обаме с его супругой Мишель, которые когда-то посетили родные места предков. Типа, делайте селфи, ставьте галочку, что посетили достопримечательность, и валите дальше.

Ну, мы и свалили. Ещё час езды, и автобус остановился у западного побережья острова. Здесь гид указал, куда надо идти, и дал нам около двух часов на прогулку.

Место называется скалы Мохер. Говорят, тут снимали один из эпизодов саги о Гарри Поттере.

Погода была отвратительная. Периодически моросил дождь, но это полбеды. Вся беда в том, что стоял жуткий туман. Уже в десяти шагах ничего не было видно. Когда мы вышли к тропинке вдоль скал, туман был такой эпический, что я даже счёл его самого местной достопримечательностью, и сделал селфи на его фоне. Но в голове уже включился счётчик, отмерявший потерянные на экскурсии деньги.

Но два часа всё равно надо как-то провести, а выбора особого нет: можно идти по узкой тропинке только один за другим вперёд, встречая цепочку людей, двигающихся в обратном направлении…

Минут через десять случилось казалось бы невозможное: туман стал резко рассеиваться. Сначала он разорвался на клочья облаков, довольно симпатично окутывавших скалы, а ещё через пять минут полностью исчез, как будто его и не было. Иногда даже солнце проглядывало. Открывшееся зрелище завораживало. В низу – бушующий Атлантический океан. Над ним возвышаются дикие высокие скалы, многие из которых облеплены гнёздами атлантических тупиков (птички такие). Высота скал от 120 до 214 метров. Очень живописны также отдельные утёсы, выпирающие из беснующегося моря.

В конце концов воздух настолько очистился, что вдали можно было увидеть какой-то остров. Из всех ирландских островов я знал название только одного, Инишерина (кроме, разумеется, самого острова Ирландия), благодаря классному фильму «Банши Инишерина». Каково же было моё удивление, когда подключившись на обратном пути к автобусному вай-фаю, я увидел, что название острова Инишир, и именно он послужил прообразом киношного.

Но вернёмся к скалам. Тропинка вдоль них тянулась ещё очень далеко, но внезапно образовалась трудность. В одном месте она шла вниз по достаточно крутом склону. Высота склона всего-то метра три, но! Тропинка грунтовая, а здесь только что лил дождь. В общем, дорожка превратилась в подобие ледяной горки. Но есть и отличие: ледяная горка не пачкается. Можно было бы, конечно, забить… Но внизу, на выступе уже стояли счастливые японцы, и судя по их довольным физиономиям и непрерывно щёлкающим камерам, они нарвались на отличную панораму. Жена спускаться отказалась наотрез, а я решил рискнуть. А риск был серьёзный: примерно каждый третий смельчак не удерживался на ногах и плюхался в светло-коричневую жижу с иногда вытекающими, а чаще с медленно капающими последствиями.

Я попробовал поменьше тормозить, а просто поддаться ускорению свободного падения, и эта тактика принесла успех. Правда, достигнув горизонтального участка, пришлось ещё по инерции пробежать несколько метров, но это пустяк. Вид с выступа действительно был хорош; я немного поснимал и направился обратно. Тут выяснилось, что сила тяжести, помогавшая мне спуститься, при движении наверх становится злейшим врагом. Каждый шажок сопровождался соскальзыванием вниз, и счастье, если шаг был на пару сантиметров длиннее обратного движения. То справа, то слева падают в грязь новые бойцы. Это, как ни цинично звучит, помогает определять более надёжные места для подъёма. Когда оставалось пройти последние полметра, прямо передо мной рухнула молодая немка, превратив одну штанину джинсов и куртку ниже талии в коричневое месиво. Как она поедет дальше в автобусе?

Но удача была на моей стороне. Потратив всего лишь минут десять на трёхметровый подъём, я наконец оказался на ровной поверхности, испачкав только немного обувь.

Когда мы вернулись к автобусу, у нас оставалось до отправления ещё минут двадцать. От нечего делать мы заглянули в местный туристический центр. Если вы полагаете, что это какое-то здание, то ошибаетесь. По крайней мере, снаружи это выглядит как обычный зелёный ирландский холм, только с норками, которые почему-то застеклили и украсили вывесками. Очень интересное решение, оставляющее нетронутым первоначальный дикий вид местности. А уж внутри, под землёй есть и информационное бюро, и ресторан, и сувенирный магазин и, главное, туалеты. В туалетах те несчастные, что познали материальность ирландской земли, оттирали и омывали свои одежды и кроссовки…

Отдохнули, погуляли по магазину и отправились дальше. Гид-водитель привёз нас в Буррен, красивый каменный «пляж» на берегу океана. Он образован гигантскими известняковыми плитами, сильно потрескавшимися и изъеденными бесконечно накатывающимися волнами.

Толщина плит вглубь земли доходит до 900 метров, и это позволяет им служить своеобразными аккумуляторами тепла: летом они тепло поглощают, зимой отдают, что делает зимние и летние температуры в этом месте почти одинаковыми, что очень нравится местным овечкам, круглогодично пасущимися здесь на неизменно зелёных лугах.

 Теперь по плану у нас была остановка на обед в деревне Дулин (привет знаменитому фрезеровщику из Челябинска) в пабе. Обед не включен в экскурсию, и некоторые туристы (и мы в том числе) взяли с собой ланч, которым теперь перекусывали. Гид сказал, что пара туристов опоздала к отправлению, и только сейчас догнала нас на такси.

После обеда мы поехали в небольшой городок на этом побережье, Голуэй. По-ирландски чистенький и ухоженный, но особо смотреть там нечего. Есть одна пешеходная улица с хорошо сохранившимися старинными домами, все первые этажи которых заняты магазинчиками, в основном сувенирными, и ресторанами.

Ту тикетс ту Даблин


В каждой стране, и в каждом модном туристическом городе есть какая-то своя эксплуатируемая тема сувениров: в Австралии это кенгуру и коалы, в Тулузе – лаванда, в Шварцвальде – часы с кукушкой и т.д. В Ирландии царят три направления: трилистники, ирландская арфа (которая также на реверсе их евромонет) и лепреконы. Те, кто ещё застал видеосалоны конца восьмидесятых, помнят любимый ужастик тех лет, «Лепрекон», который пережил, если мне не изменяет память, штук восемь сиквелов. Там лепреконы представляют собой злобных бородатых гномов в зелёных одеждах и непременно с гнилыми зубами, убивающих всех, кто посягает на их сокровища. В настоящем же ирландском фольклоре лепреконы не совсем уж карлики, во всяком случае крупнее дошкольника. Сами по себе они не добрые и не злые, но могут причинить беды в ответ на умышленное или случайное отчуждение их самого ценного имущества – горшочка с золотом.

Но производители сувениров пошли ещё дальше. Их лепреконы на магнитах, брелоках и кружках потеряли последние остатки злобности и превратились в милых, улыбающихся старичков, которых объединяет с прообразом только борода и… зелёные сюртучок с цилиндром.

На Голуэе наша экскурсия заканчивается, мы садимся в автобус и через три часа, после одной остановки на заправке, возвращаемся в Дублин…

…Очередной день мы посвящаем Национальному музею Ирландии. Так же, как и в Лондоне, лучшие музеи Дублина бесплатные.

Вообще-то он состоит из двух частей, расположенных достаточно далеко друг от друга. Мы предположили, что та часть, где выставлено археологическое достояние страны, вряд ли окажется интересным для нас, поскольку античные цивилизации остров не затронули, а средневековая Ирландия может представлять интерес ну уж для очень фанатичного поклонника этой страны.

Другая часть посвящена культуре и быту Ирландии от Нового времени до наших дней. Здание, в котором сейчас размещается музей, когда-то, похоже, было казармой, что ли… Такое каре с большим внутренним двором, который мог служить плацем.

Осмотр начали с коллекции ирландских монет, начиная с самых древних. Очень понравилось удобство просмотра коллекции по сравнению с Британским музеем, где разглядеть монеты при недостаточном освещении достаточно трудно, а от обилия экспонатов и видимой бессистемности их выставления быстро начинаешь уставать (на самом деле, система, наверно, была, но не очевидная). Дублинский музей более современный, и к выставлению коллекции они подошли с бо́льшим профессионализмом. Всё очень упорядочено, рядом с образцами краткое, но исчерпывающее описание, монеты расположены на уровне глаз и прекрасно освещены.

Потом шли залы с мебелью, посудой, одеждой и оружием разных эпох. Следует отметить, что всё это напоминает уже виденное нами в Лондоне. И это вполне естественно. Триста лет Ирландия была даже не колонией, а просто задворками Англии, где, по мнению британских джентльменов, по какому-то странному недоразумению ещё водились эти неотёсанные католические мужланы, говорившие на ужасном языке… Независимость же эта европейская страна обрела лишь сто лет назад.

Ещё одна вещь в музее, которая особенно запомнилась, - это работающий механизм курантов. На здании есть большие механические часы, а внутри можно посмотреть, как они работают: двигаются шестерёнки и медленно-медленно качается многометровый маятник.

В общем, часа два пролетели очень познавательно. Не сто́ит пренебрегать этим музеем, если время в Дублине позволяет.

Вечером того же дня мы навестили то, с чем в мире в первую очередь ассоциируется Ирландия: паб. Выбрали The Brazen Head. Он вообще-то заявлен, как самый древний паб с аж с 1198 года, но это лёгкое лукавство. Может быть, паб с таким названием и существовал восемьсот лет назад, но нынешний расположен хоть и в старинном здании, но значительно более молодом – 18-го века.

У паба есть летняя площадка, сейчас почти пустая, и три тесных комнаты и бар. На летней площадке стоят рыцарские латы, с которыми можно фотографироваться.

Мы спустились в бар, не имея представления, как надо себя вести в пабе, ибо такого опыта у нас не было. Но ничего знать и не надо было. Увидев нас барменша поприветствовала и сразу спросила, хотим ли мы только выпить или поесть тоже. Мы предпочли только попить. Я заказал их фирменный красный эль Brazen Red, а жена, любительница кофе, - кофе по-ирландски. Заказ стоил 15 евро.

После заказа нам предложили пройти в одну из комнат и подождать. В комнате, которую мы выбрали из-за царившего там относительного спокойствия (на фоне шумных веселий в других), располагались штук шесть маленьких столиков на двоих. За одним из них сидела пара мужиков, очевидно, местных. Они вскоре ушли, а им на смену пришли три или четыре немецкие дамы, которым принесли ящик баночного пива. Девушки принялись за пиво с таким энтузиазмом, что в итоге даже опередили меня с одиноким бокалом эля.

Красный эль интересен на вид – такой оранжево-коричневый, но на вкус – обычное хорошее пиво.

С кофе по-ирландски оказалось куда занятнее. Оказывается, в него добавляют виски… Ну как добавляют… Жена не смогла осилить весь бокал, и остатками угостила меня. Могу смело утверждать: в настоящем кофе по-ирландски кофе есть! Но в основном там виски.

Комната, в которой мы сидели, была вся обшита рейками, к которым были пришпилены шевроны полицейских и пожарных команд со всего мира. Просто сотни шевронов. В основном из Великобритании и США, несколько штук из Германии, а из всех прочих стран ещё меньше. Под потолком была смонтирована книжная полка, заставленная энциклопедиями на английском языке.

Вот, собственно, и всё. Мы побывали в настоящем ирландском пабе в самом сердце Ирландии.

…Свежее дублинское утро. Мы снова стоим у основательно натёртой Молли Малоун в ожидании второй экскурсии. На этот раз нас забрал микроавтобус «Мерседес» с гидом-водителем, который представился как Фланн. Для нашего удобства мы переименовали его во Фляна. Типичный ирландец с небольшой рыжинкой в волосах. Более того, своей бородкой и небольшим ростом он напоминал лепрекона. Сегодня мы едем в Северную Ирландию.

Долгий-долгий переезд. Флян развлекает людей информацией о своей стране. Выяснилось, например, что «Дублин» в переводе с ирландского означает «чёрный пруд» или «тихая заводь». В какой-то момент Флян сказал: «А сейчас мы пересечём границу между Ирландией и Великобританией. Вы увидите, что на дороге поменяется разметка. Итак, три, два, один, ноль!»

И в самом деле, пунктирная полоса, отделявшая проезжую часть от обочины, стала сплошной. Больше никаких указателей, постов и тем более шлагбаумов, хотя Великобритания, которая владеет Северной Ирландией, уже четыре года как вышла из Евросоюза. Просто, учитывая, что Ольстер (тривиальное название Северной Ирландии) на референдуме проголосовал против брексита, ему сделали поблажку в виде отмены пограничного контроля с Евросоюзом.

Первая остановка произошла у нас возле буковой аллеи Дарк Хеджес между деревеньками Армой и Странокум. То, что было видно из окна Мерса, совсем не стимулировало к выходу наружу под моросящий дождь: в сотне метрах от трассы по бокам просёлочной дороги стояли высоченные голые буки, такие старые и разросшиеся, что их кроны уже образовывали своеобразный тоннель над дорогой. Ну кто хоть раз не видел подобные «тоннели», проезжая где-нибудь в сельской глуши? Но этой аллее повезло быть снятой во втором эпизоде первого сезона «Игры престолов», что сразу сделало её местом поклонения любителей сериалов.

Конечно, мы всё-таки вышли, дошли до аллеи, сфотографировались (кстати, довольно удачно, без людей, ибо сейчас не сезон) и пошли обратно. Особую привлекательность Дарк Хеджес придаёт то обстоятельство, что аллея вымирает. Ей уже примерно полтора века, возраст для буков очень почтенный. Из ста пятидесяти деревьев примерно половина уже погибла, от старости или ураганных ветров. Местами видны молодые деревца, очевидно недавно посаженные; но когда они ещё вырастут?

Теперь мы держим путь к главной цели экскурсии: «мостовой гигантов» на крайнем северном побережье Ольстера. В какой-то момент мы движемся вдоль океана, и вдали виднеется остров. «Это Шотландия», - говорит Флян.

Моя жена давно мечтает побывать в Шотландии… Я ей намекнул, что возможно это уже и не нужно, поскольку Шотландию она уже видела. Она отнеслась к моей идее предельно прохладно.

Остановились мы у крупного туристического комплекса с покрытой травкой земляной насыпью, отделяющей заповедную зону от остальной территории. В насыпи проделан тоннель, по которому мы проходим на побережье. Эта суровая северная красота! Изумрудные холмы, уходящие далеко в море, серые пенящиеся волны внизу… 

Ту тикетс ту Даблин


Но до самого главного надо ещё дойти.

В какой-то момент мы оказываемся на каменистом пляже. Но что это за камни! Тёмные, почти чёрные огромные «кристаллы», в основном шестигранные, но есть и пяти- и семигранные, выпирают из-под земли так, что образуют ни много, ни мало – настоящую мостовую. Настолько плотно они подогнаны друг к другу. Даже не верится, что это сотворено слепыми стихиями.

Не верилось и древним кельтам, увидевшим эти места тысячи лет назад. Для обоснования они придумали легенду. Один «хороший» великан решил победить другого, «плохого», который жил как раз на том шотландском острове, мимо которого мы проезжали. Но была одна проблема: он, как кошка, терпеть не мог мокрые ноги. Поэтому до острова он соорудил мост (как можно соорудить мост, не замочив ноги, легенда умалчивает), но притомился и лёг спать на своем берегу. Тем временем, «плохой» великан, озадаченный появлением масштабного проекта у своего порога, прошёлся по нему и наткнулся на спящего «добряка» и его жену рядом. Жена не стала будить утомлённого супруга и сказала Плохишу, что это её ребёнок (а что, так можно было?). Пока они мило беседовали, жена испекла две лепёшки. В одну из них она напихала железных гвоздей и угостила ею Плохиша. Тот съел, но обломал зубы. Потом коварная супруга разбудила мужа/«ребёнка» и дала ему нормальную лепёшку. Муж умял её без проблем. Плохиш пришёл в ужас: если ребёнок ест такие лепёшки настолько непринуждённо, то какой же силой должен обладать его отец! В общем, он быстренько смылся в свою Шотландию, а заодно и разрушил за собой мост, остатки которого мы сейчас и наблюдаем. Справедливости ради, такая же «мостовая» имеется и на острове.

Для особо любознательных природа поставила «кристаллы» не только под ноги, но и в качестве стен некоторых окружающих гор. Можно наблюдать плотно приставленные друг к другу многометровые вздымающиеся к небу колонны…

В общем, ничего подобного я прежде не видел, что сделало эту экскурсию одной из лучших в моей жизни. Не могу сказать, что мне не понравилась поездка к скалам Мохер, но уж больно они напоминают португальский мыс Рока. Как говорится, до степени смешения.

Когда мы двинулись в обратный путь к автобусу, внезапно выглянуло солнце, и суровая северная красота заиграла новыми, яркими красками. Только и успевали снимать. Северное солнце ненадёжное: покажется на минутку и исчезнет до следующей оказии…

До отправления оставалось ещё минут двадцать. Этого хватило нам перекусить, и заглянуть в тамошний отель в викторианском стиле The Causeway («гамбсовские» стулья, зеркала в резных рамках, китайские вазы, на стенах – фотографии усатых джентльменов в твидовых костюмах в окружении дам в корсетных платьях и умытых и причёсанных детишек).

Теперь едем в Белфаст. В последнее время туристическая судьба толкает меня в города, о которых я уже слышал в детстве из песен исполнителей диско: Марракеш, Монако (ABBA, «Money, Money, Money») и присоединившаяся к ним столица италодиско Сан-Ремо. Сегодня настал черёд Белфаста. Песня «Белфаст» от Бони М. звучит не слишком радостно, я бы даже сказал, слышны нотки тревожности. Текст очень расплывчатый, что-то про ложь, ненависть и человеческие жертвы (хотя авторы и исключали политическую направленность песни). Это не удивительно. Композиция создавались тогда, когда Белфаст раздирался на части полыхавшей гражданской войной. С одной стороны протестанты, сторонники британской короны, которых в Ольстере некоторое большинство. С другой – католики-ирландцы, которые не могли смириться с тем, что на родном острове оказались в чужом государстве… Кровь лилась рекой, взаимная ненависть, казалось, была непреодолимой. Но простое человеческое желание жить в безопасности в конце концов победило, противники заключили в 1998 году Белфастское соглашение, и с тех пор Ольстер стал если не образцом благополучия, то во всяком случае городом мирного сосуществования людей с разными взглядами, но уважающих мнение оппонентов.

По дороге в столицу Ольстера мы заехали в город Бушмиллс, чтобы сфотографировать завод, выпускающий самую известную в мире продукцию Северной Ирландии – одноимённое виски Bushmills. Такое ощущение, что вся Ирландия, что основная, что Северная, – это сплошная вискокурня. Во время прошлой экскурсии мы проезжали мимо ещё двух заводов со знакомыми (чуть не написал «с детства») брендами: Kilbeggan и Tullamore…

Но вот, наконец, и Белфаст. Проезжая по хайвэю, видим вдали верфь, в которой был построен несчастный лайнер «Титаник». Там стоит музей этого «непотопляемого» корабля, совершившего всего одно единственное плавание – навстречу своей гибели. Музей такой же огромный, как и сам «Титаник», и по форме напоминает корпус судна, только не из стали, а из серого железобетона.

Останавливаемся в самом центре города, 

Ту тикетс ту Даблин


прямо у мэрии, неожиданно крупной для провинциального «областного центра». Флян даёт нам полтора часа на «разграбление» города. У меня набросан коротенький план посещений. Музей «Титаника» отбрасываем из-за его удалённости. Пункт номер один: собор святой Анны. Не могу точно определить архитектуру храма, она достаточно оригинальная. Вероятно, неоготика. Внутри достаточно простенько, но красиво.

Пункт номер два… Что это? Биг-Бен?? В Белфасте??? Нет, это мемориальные часы принца Альберта. Такая софт-версия для тех, кому Лондон недоступен.

Пункт номер три, аутентичный рынок Сент-Джордж, закрыт, а снаружи он не более интересен, чем городской базар в Урюпинске.

Идя по пешеходной улице Артур-стрит и разглядывая красивые витрины магазинов, натолкнулись на магазин Poundland, типа «всё за фунт». Ради любопытства заглянули туда, чтобы сравнить ассортимент. Оказывается, там был неплохой выбор за этот несчастный фунт. Если бы позволяло время, можно было бы основательно затовариться. Но нас хватило только на самое выгодное предложение: три упаковки ибупрофена. За фунт! Кстати, в магазине нет обычных касс. Оплачивать можно только самостоятельно в специальных автоматах. К тем, кто испытывает затруднения (типа нас), сразу подбегает сотрудница для помощи, которая сделает всё за вас.

И последний пункт, номер четыре. Театр Grand Opera. Небольшое, но симпатичное оригинальное здание с круглыми окнами (вероятно, как намёк на «Титаник»).

Всё, возвращаемся к мэрии. Вскоре подъезжает Флян на Мерсе и мы трогаемся в обратный путь.

Приезжаем поздно вечером, приходим в отель и собираем вещи, потому что завтра рано утром у нас долгая дорога домой.

В три ночи встаём, завтракаем, сдаём на ресепшн ключи и идём на остановку Arran Quay. Оттуда в аэропорт отходит автобус. Плата только картой или заранее через интернет. Мы платим картой десять евро. Через интернет было бы на евро дешевле. В основном все входящие просто дают водителю сканировать полученный заранее QR-код на экране смартфона.

Напоследок видим из окна автобуса одну дублинскую достопримечательность, до которой не дошли сами: мост Самюэля Беккета. Этот подвесной мост – почти точная копия традиционной кельтской арфы «кларьшах». И смотреть его лучше в тёмное время суток, когда его «струны» подсвечиваются в цвета национального флага Ирландии (зелёный цвет символизирует католиков, а не мусульман, как можно было бы подумать; нехарактерный для геральдики оранжевый – протестантов, а белый между ними – мир для обеих конфессий).

Аэропорт Дублина не запомнился совсем. Возможно, повлияло сонное состояние. Как-то прошли досмотр, потом как-то паспортный контроль (поскольку Ирландия не входит в Шенген), как-то погрузились в самолёт и улетели во Франкфурт. Там только что закончилась забастовка сотрудников аэропорта, нам повезло. Не сразу нашли железнодорожную станцию. Вроде и не первый раз здесь, но там всё сложно… Часа через три вернулись домой.




Фотографии


Комментарии

Другие отзывы об отдыхе в Ирландии

Сельские пейзажи на легендарной реке Бойн
Так получилось, что имя небольшой реки Бойн прочно связано с двумя, возможно самыми знаковыми для самой Ирландии, где протекает река, для в целом Великобритании, да и без преувеличения для всего человечества событиями. Во-первых, именно в доли...
Читать далее

Дата 27.05.19 Хороший отзыв0 Ответов1 Просмотрели110

Ньюгрейндж — Древнее наследие Ирландии.
На следующий день после поездки в Глендалок мы отправляемся с Дэмиеном О'Рейли в Ньюгрейндж. Понедельник, девять утра, О'Коннелл стрит, никого. 9:05, 9:10 — никого, но мы стоим, умудренные вчерашним опытом общения с Дэм...
Читать далее

Дата 03.06.19 Хороший отзыв0 Ответов1 Просмотрели107

МЕГАлит
Согласитесь, когда первая часть слова мега, то это сразу настраивает на нечто грандиозное! И именно таким грандиозным и выглядит внешне, и является по сути Ньюгрейндж — мегалитическое культовое сооружение в Ирландии, входящее в компле...
Читать далее

Дата 03.06.19 Хороший отзыв0 Ответов1 Просмотрели212

Переменчивый солнечный Дублин
Чем больше проходит времени, тем более солнечным и приветливым кажется Дублин. Вопреки всякой логике, ведь я совершенно точно знаю, что в столице Ирландии, как и во всей стране, преобладает пасмурная погода. И всё же путешествие вспоминается солнечн...
Читать далее

Дата 20.04.20 Хороший отзыв0 Ответов1 Просмотрели110

Ту тикетс ту Даблин
Игорь  Игорь   Ирландия , Лондон   Дата вылета  февраль 2024
Бородатый анекдот в качестве пролога:Один ирландец возвращается из командировки в России домой. Заходит в авиаагентство и говорит: «Хеллоу, ай нид уан тикет ту Даблин» (Привет, мне нужен билет в Дублин). Молоденькая сотрудница смотрит на него с ужасо...
Читать далее

Дата 13.03.24 Хороший отзыв1 Ответов0 Просмотрели356

Отзывы туристов