Марокко: западный Восток

Игорь Страна:Марокко
Город: Агадир
Время отдыха: Дата вылета сентябрь 2022

Дата15.10.22 Хороший отзыв0 Ответов 0 Просмотрели683

Моё детство проходило по сути в центре мира: в Центральном Казахстане, который в свою очередь является Центральной Азией, частью самого большого на планете континента. Одна беда – выбраться оттуда в советское время было очень сложно. Только три самолёта в неделю из Алма-Аты в Москву по пути приземлялись у нас, да раз в день поезд до ближайшего крупного города, Караганды, шёл 12 часов. В таких условиях выбраться за пределы Джезказгана, известного советским людям исключительно по стандартной фразе дикторов ЦТ «спускаемый аппарат приземлился в ста километрах к юго-западу от города Джезказган», было уже серьезным приключением. Например, для меня было мечтой посетить поселок в нашей области с загадочным названием Агадырь (Agadir), где находилось железнодорожное депо, причем не просто депо, а депо на практически столичной (по нашим меркам) трассе Караганда – Алма-Ата… Увы, в детстве мечту осуществить так и не удалось…

По прошествии сорока лет, став уже более-менее опытным путешественником, я решился-таки раскрасить яркими красками своих впечатлений белое пятно на карте моих детских фантазий. Но так как к этому времени казахский Агадырь стал для меня ещё менее доступен, я выбрал более бюджетный вариант, марокканский город Agadir, или в русской транскрипции Агадир.

Выбрали на Букинге недорогой четырёхзвездочный отель «Аргана Агадир» на неделю проживания, а на сайте Ryanair привычно дешёвые билеты – туда-обратно на двоих где-то 280 евро. Вылет из аэропорта Карлсруэ.

В назначенный день вылет задержался не на обычные для Ryanair полчаса, а больше чем на час, что вызвало у пассажиров законное недовольство. Примерно половина пассажиров были французы, которым до нашего аэропорта добраться очень легко, можно даже на такси. Ещё процентов десять – арабы. Экипаж самолёта был явно арабским, а главным языком при обслуживании пассажиров – французский.

Самая серьёзная проблема на туристических рейсах, непрерывно орущие мелкие дети, в нашем случае отсутствовала. Понятно, что у школьников сейчас занятия (и в Европе невозможно просто написать записку учителю, что «мой сын будет отсутствовать на уроках с… по…»), но почему никто не взял с собой младенцев? Загадка. И приятный бонус.

Менее чем через четыре часа садимся в небольшом аэропорту Агадира. В первую очередь у нас собирают, не читая, заранее заполненные анкеты на тему корона-вируса. И это был единственный случай за весь отдых, когда мы столкнулись с чем-то имеющим отношение к пандемии. При том, что формально в Марокко до сих пор требуется ношение масок в общественных местах и в общественном транспорте. А, нет! Вспомнил, что несчастные полицейские и многочисленные караульные у королевского дворца в тридцатиградусную жару держали на подбородке мокрые от пота маски… И всё.

На паспортный контроль ушло минут пятнадцать.

В отзывах об отдыхе в Марокко я прочитал, что менять деньги в этой стране можно и в аэропорту, типа, разницы в курсах почти нет, и совершил небольшую ошибку, обменяв валюту сразу после паспортного контроля. Небольшую – потому что поменял немного. А ошибку – потому что в первых обменниках курс примерно 98 дирхамов за десять долларов, а у выхода из здания, в других обменниках – уже 106, и это примерно соответствует тому, что давали на улицах города.

Ну вот, теперь, разжившись местными банкнотами с молоденьким королем Мухаммедом VI, можно озаботиться проблемой трансфера. Обычно мы стараемся окунуться в местную атмосферу с головой, поэтому запланировали доехать до отеля на автобусе. Это было бы дёшево, менее евро за поездку, но потребовалась бы пересадка в промежуточной дыре… А поездка на такси, согласно интернету, обошлась бы в двадцать евро.

В общем, идём мы спокойно к остановке, никому не мешаем… И тут к нам цепляется местный таксо-дилер.

- Возьми такси, возьми такси!

- Спасибо, но нам не надо!

- Автобус не ходит. Возьми такси! No buses!

- No buses - no problem.

- Дам хорошую цену. Сто восемьдесят дирхам! (Кстати, в Марокко сейчас очень удобно пересчитывать валюты. Доллар и евро почти сравнялись между собой, а к дирхаму соотносятся, грубо, как один к десяти)

 То есть он предложил нам скидку от стандартной цены, а это верный признак того, что можно торговаться. И это уже интересно, потому что экзотика – экзотикой, но полтора часа в душном автобусе в окружении бородачей и дам в хиджабах – экстремальное удовольствие. Хотя в некотором смысле мы и есть экстремалы.

- Сто!

- Ха-ха-ха! Таких цен не бывает (естественно, не бывает, но надо ж с чего-то начинать торговаться – И.К.). Я дам вам самую лучшую, последнюю цену – сто шестьдесят!

- Нет, это очень много. Моя последняя (вру) цена – сто двадцать.

- Нет, это невозможно!

Нет так нет. Разворачиваемся и идём дальше. Естественно, слышим сзади:

- Ну хорошо, моя самая последняя цена – сто сорок!

Видимо, до сих пор была первая последняя цена. Тут я включаю подслушанный ранее у других арабов трюк:

- Ну хорошо – ни мне, ни тебе: сто тридцать.

«Ни мне, ни тебе» - это они очень любят. Чаще всего (но не всегда) это означает конец торговли. Вот и в данном случае сработало. На том и сговорились. Таксо-дилер звонит по мобильнику, и через пару минут за нами подъезжает ухайдаканная (а других там почти и не бывает) Дачия в фирменной бело-жёлтой окраске. Немногословный бородач укладывает наш чемодан в багажник, и мы отправляемся в путь.

Надо заметить, что дороги в Марокко на удивление очень приличного качества. Вплоть до аккуратно рассаженных на разделительной полосе пальм. Но по бокам всё довольно уныло: серая полупустыня, как в родном Казахстане, украшенная иногда разве что кучами мусора.

«Промежуточная дыра», в которой должна была произойти пересадка из автобуса в автобус – город Инезган (хм… почти Джезказган… никак не отвертеться от ассоциаций). Бо́льшая часть города – однообразные розоватые двух-трёхэтажные коробки в арабском стиле. В центре – более-менее приличный проспект с пальмами и неработающим (а как же иначе?) фонтаном.

Ещё десять минут, и мы въезжаем в Агадир.

Агадир выглядит заметно приличнее.

Марокко: западный Восток


 Больше чистоты (правда, хотелось бы ещё больше), зелени и вообще зажиточного лоска. Не удивительно, ибо Агадир – центр туристической активности в Марокко. Твёрдая валюта течёт сюда рекой. Город малоэтажный, и этому есть простое объяснение: повышенная сейсмическая активность. В 1960 году землетрясение полностью уничтожило старый Агадир, погибло 15 000 человек. Поэтому в нынешнем городе не осталось никаких старых построек, включая обязательную для арабов медину. Вместо неё относительно недавно построили новодел, медину, имитирующую старину. Вход туда платный.

Вот мы и подъезжаем к отелю. Снаружи ничего.

Марокко: западный Восток


 Ресепшен тоже выглядит вполне прилично, отделан с подобающей восточной роскошью (хотя «восток» в отношении Марокко – географически не совсем верно, они находятся западнее нас на один часовой пояс).

Марокко: западный Восток


В очереди на оформление уже стояли ребята, ехавшие с нами на самолёте, но не торговавшиеся с таксистами. Когда настал наш черёд, то во-первых, мы заплатили 28 евро туристического сбора; к этому мы были заранее готовы. Во-вторых, администратор сказал нам, что к его большому сожалению наш «улучшенный» номер ещё не готов, поэтому он может предоставить нам только стандартный, «но завтра вам дадим номер гораздо лучше заказанного». Альтернативы всё равно не было, не морду же им бить… Соглашаемся, куда деваться.

Стандартный номер не то чтобы плох сам по себе. В нём было всё, что положено для комнаты в четырёхзвездочном отеле: все необходимые полотенца, шампуньки, приличный телевизор, хорошая кровать, сейф… Вот только окно выходило на шумную трассу, и всё было какое-то старое, часто требующее ремонта. Сейф, например, просто не работал. Ну ладно, ночь-то переживём.

Но в первую очередь нас интересовало море. Идти до него 12 минут, и это одна из причин относительной дешевизны отеля. По пути проходишь ремонтируемых дорогу и бесконечные ряды лавчонок, предлагающих разную туристическую белиберду. В целом агадирский пляж очень большой, несколько километров залива в длину и метров пятьдесят, а то и сто в ширину. Марокко старается соответствовать современным стандартам, поэтому всё побережье доступно для всех. Но вместе с тем многие отели делают для своих постояльцев своего рода загончики, куда не допускаются посторонние. И наш отель не стал исключением.

В «загончике» расположено штук тридцать лежаков. Некоторые снабжены матрацами. За нашу неделю пребывания свободные места для отдыхающих находились всегда. Пляжные полотенца можно брать у бассейна при отеле под залог, но мы приехали со своими и этой услугой не пользовались.

Море. Точнее, Атлантический океан. Летом мы «опробывали» его в Португалии, и там он был достаточно прохладным из-за холодного течения. То же течение доходит и до Агадира, который хотя и находится существенно южнее, но всё равно его пляжи не назовёшь тропическими. В общем, нам досталось море с температурой 20 – 21 градус, а максимально бывает 22 -23. Пару раз мы даже отказывались купаться, так как вода казалась чрезмерно холодной. Проблемы вносило ещё и волнение, особенно характерное для океанского побережья. В таких случаях приходилось довольствоваться плесканием непосредственно у берега, даже если температура воды позволяла.

С пляжа хорошо видна прибрежная гора, на вершине которой находится восстановленная после землетрясения касба, т.е. крепость, а на склоне нанесены арабские буквы: что-то про короля и страну.

После первого купания мы вернулись в отель. Приближался ужин. Вообще у нас был «полный пансион», т.е. трёхразовое питание, но в отличие от «ол инклюзив» без бесплатных баров в промежуточное время и без напитков во время обеда и ужина.

Обеды и ужины включали в себя некоторые стандартные наборы – в основном салаты и сладости, и меняющиеся изо дня в день блюда – горячее и фрукты. Из горячего особый интерес, конечно, вызывал тажин: различные продукты (рис, овощи, мясо, кускус), томлёные в одноимённой керамической посуде, являющейся визитной карточкой марокканской кухни. На мой вкус не сказать, что это нечто фантастическое, но интересное, а мясо и рис точно получаются вкусными.

Из фруктов обычно был выбор из двух-трёх видов из списка: яблоки, виноград, апельсины, мандарины, груши, сливы и дыни. Цитрусовые разочаровали. Ведь с чем ассоциировалось Марокко у советского человека? Да это же апельсины и мандарины со знаменитой ромбической чёрной наклеечкой с надписью «Maroc»! Это было обязательное новогоднее лакомство для детворы семидесятых годов. И что же я обнаруживаю сейчас? Полузелёные-полужёлтые фрукты с трудноотдираемой кожурой и невыразительным кисловатым вкусом. Вот и гадаю сейчас: то ли я был настолько непритязательным в детстве, что эти плоды для меня были деликатесом, то ли в отеле нам давали какую-то некондицию.

Примерно раз в два дня давали пиццу-маргариту. Из первых блюд днём и вечером можно было взять молочный суп, а утром, как ни странно, «овощной», который на поверку оказался, наверно, чечевичным супом-пюре, неплохим, кстати.

На завтрак давали вареные яйца, сосиски, какие-то гарниры… Как везде в отелях, одна дамочка жарила для постояльцев глазунью или омлет с богатым выбором посыпок. Другая пекла традиционные марокканские лепёшки, которые шли с мёдом на ура. Опять же салатик и нарезки овощей. Творог, конфитюры, выпечка: круассаны или булочки. Утром можно было пить. Марокканский кофе обладает простым горьковатым вкусом и почти лишён аромата, поэтому мы, как ценители этого напитка, им не впечатлились. Зато их чай лично мне пришёлся очень по душе. По разным сведениям, в него входят три или четыре компонента. Например, продавцы на рынках, стремясь втюхать вам набор трав для чая, рассказывают примерно следующее:

«Надо взять немного ашалай-махалай (названия трав привожу не дословно, но близко по звучанию), ашалай-бахалай и чуть-чуть потрём. Теперь понюхай. (Потенциальный покупатель нюхает). После этого надо добавить ашалай-тахалай и ашалай-лахалай. Нюхай. (Потенциальный покупатель нюхает). Теперь засыпаем это в чайник, заливаем кипятком и варим на медленном огне ровно одну минуту…»

Так вот, один из этих ашалаев – зелёный чай (причём марокканцы используют только китайский. Чем провинились индийцы, цейлонцы и грузины – не знаю), второй – мята, благодаря которой напиток и получил название «мятный чай», а третий – стевия, придающая чаю сладковатый вкус. Четвертый компонент так и остался секретным ингредиентом для европейского чайника, не имеющего ни малейшего представления об арабском языке, но он и используется не всегда.

Повторюсь, местный мятный чай сладковатый сам по себе, но марокканцы не были бы настоящими арабами, если б не имели склонность засахаривать всё немыслимыми дозами сладкого белого яда. Достаточно сказать, что разовые «аэрофлотовские» пакетики с сахаром в европейских странах содержат четыре грамма продукта, а марокканские – все девять, из-за чего я сам, сладкоежка, оставлял полпакета неиспользованным. Несмотря на это, как я уже упоминал, их чай мне очень понравился - и без сахара, и с небольшой добавкой.

Покушали, и отправились на море. Пока загорали, к нам из-за тросика, огораживающего наш загончик, пристал пляжный торговец минералами. Он достал из своей видевшей виды перемётной сумы нечто, завёрнутое в газетные листы. Развернул листы, и нашему взору предстали грязновато-жёлтые булыжники, которые в Средней Азии используют в качестве наполнителя в глиняной жиже, из которой строят сакли. Так как строительство собственного жилья не входит в наши ближайшие планы, мы вежливо отказываемся, но торговец неумолим. Он берёт один из булыжников и на наших глазах разламывает его пополам (очевидно, что трещина была подготовлена заранее). И внезапно нашему взору является великолепная картина фиолетовых кристаллов, заполняющих внутреннее пространство булыжника! Это жеода – геологическое образование, возникающее в особых условиях в недрах Земли. Такие жеоды в минералогических магазинах Европы стоят 20-30 евро за одну половинку. Поэтому ради праздного любопытства спрашиваем цену. Продавец, почувствовав потенциальную жертву (между прочим, совершенно напрасно), начинает по-восточному издалека. Он сказал, что приехал из Сахары, где эти камни добывают на глубине три метра. Что работа очень тяжёлая, а семьи очень большие. При этом он достал ещё две жеоды: одну с кристаллами цвета фуксии и одну с чисто белыми. Потом перешёл к цифрам. «Если вы возьмёте сразу три штуки, я дам вам самую лучшую цену: 650 дирхамов». Мы увлекаемся минералами, но во-первых, не «дикими», а обработанными, а во-вторых, нам сейчас их просто некуда девать. Поэтому, несмотря на очевидную красоту, мы отказываемся. Но наш отказ торговец воспринимает как приглашение к торговле и начинает последовательно снижать цену. В итоге, снизив её до 200 дирхамов за три камня и не добившись от нас заинтересованности, он страшно расстраивается и уходит…

После первого завтрака и утреннего купания мы пошли на ресепшн получать обещанную «роскошную комнату». На поверку комната оказалась ровно той, которую мы и заказывали на Букинге: всё отремонтированное, освещение получше, есть диван, балкон и даже что-то напоминающее «си вью». Точнее, вид был определённо на бассейн, но в одном месте между пальмами и впередистоящими отелями была видна синеватая дымка, которую при некоторой фантазии можно было принять за море.

Ну что ж, суперкомнаты мы не получили, значит, пора качать права по поводу ночи, проведённой в более дешёвом номере. На удивление, к нашим претензиям на ресепшн отнеслись смиренно и сразу предложили компенсацию: или хамам, или массаж. Это нас устроило. Я выбрал хамам, жена – массаж. В спа-центре нам смогли предоставить только одну дату: наш последний день пребывания в отеле. Ну что ж, сходим напоследок…

Теперь в наших планах была организация экскурсии. Ещё дома мы просмотрели возможные варианты. Всякие крокодиловые фермы мы отбросили, так как насмотрелись их уже множество, причём в местах обитания этих рептилий, а не в пустыне. Всякие сафари по пустыне тоже не для нас: меня, выросшего в полупустыне, этим вообще не удивить. Кроме того, обычно это сопровождается постановочным шоу с ряжеными берберами, которые, кажется, всё время мечтают только об одном: чтоб скорее надоевшие туристы раскупили их китайские безделушки, свалили, и чтоб наконец можно было достать из своих аккуратно протёртых лохмотьев 12-й айфон и посмотреть новости Аль-Джазиры на тему российско-украинской войны.

Остаются туры по городам. К сожалению, Агадир находится в отдалении от основной марокканской цивилизации, поэтому такие города как Касабланка и Фес для нас недоступны. По крайней мере, если мы не хотим терять на это два-три дня из нашей недели. К счастью, остаётся Марракеш. Да-да, тот самый, который звучал в исполнении немецкой группы Goombay Dance Band из всех колонок на школьных дискотеках в начале 80-х. Теоретически, до него можно добраться и на общественном транспорте, но это займёт часов пять в одну сторону… В общем, для осмотра города времени не останется. Удобнее всё же взять экскурсию.

После обеда мы вышли посмотреть Агадир и заодно выбрать оператора экскурсии. Турагентство есть прямо в отеле. Цена на экскурсию – 35 евро. Выходим на улицу. Рядом с отелем предлагают то же уже за 30. Пошли дальше, чтобы посетить местную достопримечательность «Парк птиц». По пути наткнулись на другое агентство. Там тоже цена тридцать, но агент особо отметил, что они собирают немецкую группу и отправляют на микроавтобусе. В маленькой группе больше внимания к отдельному туристу, плюс сопровождение на немецком языке – склоняемся к этому варианту. Но в агентстве у отеля мы забыли спросить, на каких языках будет проводиться экскурсия и какого размера будет группа там, поэтому решили пока не покупать.

Парк птиц оказался заброшенной территорией и, как нам показалось, предназначенной к сносу. Вероятно, это место, расположенное относительно близко к морю, выгоднее использовать под застройку очередного отеля…

Возвращаемся немного другим путём и натыкаемся на первый местный супермаркет: Uniprix. Странное дело, Uniprix – сетевой супермаркет, но здесь он выглядит как очень большая лавка на базаре. Товары расположены не на стеллажах, а на столах. Есть несколько залов, специализирующихся на разных группах товаров: большой – для непродовольственных, средний – для продуктов питания и маленький – для алкоголя. Но внутри этих залов нет какой-то системы, всё перемешано: одежда с сувенирами, чипсы с хлебом, пиво с вином (и это не коктейль). Цены примерно соответствуют европейским. В общем, не впечатлило ничто. Взяли только полторашку воды за 5 дирхамов. Кстати, воду и продукты в отель приносить запрещено, можно только покупать втридорога там же. Поэтому полторашку мы спрятали в рюкзак. До обысков, слава богу, в отеле не додумались. С другой стороны, они равнодушно относятся к тому, что питьевую воду можно у них набрать в свою посуду во время завтрака.

Вернулись в турагентство возле отеля. Тамошний джигит охотно объяснил нам, что экскурсия будет сопровождаться на английском, французском и немецком языках, а большой туристический автобус может и не такой юркий, как минибус, но точно более комфортный. Ок, уговорил. Берём экскурсию на завтра у него.

Во время ужина договариваемся с менеджером шведского стола о ланч-боксах на завтра, так как обед и ужин мы пропускаем. Никаких проблем. Вообще большой плюс отеля – вышколенный, предельно вежливый и доброжелательный персонал.

Утром рано позавтракали, забрали огромные ланч-боксы (хватило и на обед в Марракеше, и на поздний ужин уже в отеле) и ровно в семь сели в большой автобус. Как обычно в таких случаях, час собирали людей по отелям и ещё три часа пилили до цели. По пути два раза останавливались. Первый раз возле большого одиноко стоящего арганового дерева, возле которого и на котором (!) паслось стадо козочек. 

Марокко: западный Восток


Пастух совершенно бесплатно предлагал взять на руки маленьких козлят для мимимишных фоточек.

Козы и аргановые деревья образуют в Марокко симбиоз. Прежде всего следует отметить, что дикие аргановые деревья растут только в Марокко, в культуре их выращивают также в Алжире и с недавних пор в Израиле. Так вот, по осени козы любят забираться на эти деревья и подкрепляться несъедобными для человека плодами, к которым они относятся как люди к оливкам: мякоть съедают, а косточки выплёвывают. Вот эти косточки и способствуют распространению деревьев.

Из тех же косточек, которые собирают люди, делают дорогое аргановое масло. Сырое масло применяют в косметических продуктах, а термически обработанное – в кулинарии, оно обладает ореховым привкусом и набором полезных омега-3-жиров.

Вторая остановка была на заправке Total. Попить кофе, сходить в туалет. Чистая, по-европейски аккуратная заправка.

В дороге наш гид, молодой марокканец, немного рассказывал об истории и географии Марокко. Но продавец туров соврал: по-немецки гид не говорил. Но гид не гад, гад – продавец экскурсий. Таков, увы, Восток!..

Часть дороги проходила среди симпатичных Атласских гор. 

Марокко: западный Восток


Вопреки первому впечатлению, к ткани атласу горы никакого отношения не имеют. По одной из версий, горы, как и ближайший океан, названы в честь атлантов, которые в этих местах поддерживали по мнению греков небесный свод. По другой, представляющейся мне более вероятной, от берберского слова «адрас», которое обозначает просто «горы».

После гор началась просто пустыня. Или полупустыня, поскольку чахлые кустики временами попадались. А потом мы въехали в пригороды Марракеша. 

Марокко: западный Восток


Пригороды выглядят вполне современно, но с арабским колоритом: магазины, видеореклама на французском или арабском, невысокие дома розоватого или рыжеватого цвета… И при этом ничего бросающегося в глаза, запоминающегося.

Марокко: западный Восток


Подъезжаем к старому городу, медине. Рядом с ней стоит мечеть с высоким (69 м) минаретом.

Марокко: западный Восток


 Это старейшая мечеть в Марокко, но современный вид она приобрела после перестройки в XII веке. Её название Кутубия, или «книжная», поскольку вроде бы рядом с ней располагались книготорговцы.

Возле мечети гид рассказывал довольно бойко и пространно, породив во мне приятную надежду на содержательное сопровождение. Но всё вышло с точностью до наоборот. После мечети гид повёл всех на «сук» - безразмерный рынок в медине. 

Марокко: западный Восток


Он достаточно интересный… первые пятнадцать минут. 

Марокко: западный Восток


Фотаешь эти бесконечные развалы тапочек-бабушей, медной посуды, сувениров, минералов, еды… впитываешь ароматы мяса на гриле и тажина. 

Марокко: западный Восток


Через полчаса уже начинает надоедать. 

Марокко: западный Восток


Через час (а именно столько занял у нас этот марш-бросок) сук откровенно бесит. Маленькая остановка случилась у мавзолея местных султанов династии Саадитов. Снаружи она по-мусульмански достаточно скромная, а внутрь немусульман не пускают. Правоверных же в нашей группе не оказалось. Не знаю, как охранник отделял бы мусульман от немусульман… Ну, мужчины, наверно, ещё могли бы что-то доказать, но у женщин точно получилось бы сжульничать.

Короче, итогом нашего перехода Суворова через сук стало посещение одного неприметного заведения с громким названием «Аптека». Внутри помещения стоял стол и вокруг него – множество стульев. Лохов… пардон, экскурсантов рассадили по этим стульям, и началось шоу. К столу вышел мужик в белом халате, которому ассистировали молодой парень и девушка, тоже в белых халатах. Мужик очень быстро, скороговоркой, принялся рассказывать о чудодейственных свойствах имеющихся у него масел и трав; в это время ассистенты бегали среди клиентов, давали что-то нюхать, что-то мазали на тыльные стороны ладоней и сгибы рук. Завершилось представление распродажей. Покупали довольно многие. Но мы с женой на такие уловки давно не клюём. Жалко было потерянного часа (без учёта времени марш-броска).

После этого гид повёл толпу в «уникальный ресторан с великолепной кухней и видом на Марракеш сверху». Разумеется, обед не был включен. Мы-то были готовы к такому сценарию и подкрепились из ланч-бокса, а люди вынуждены были заказывать неоправданно дорогие блюда и наслаждаться видом грязных серых крыш старого города.

Покушали? Теперь вишенка на торте: гид привёл нас к окраине сука – площади Джамаа-эль-Фна. 

Марокко: западный Восток


Согласно туристическим справочникам, это главная достопримечательность Марракеша, а по факту – филиал того же самого рынка. И тут гид нас просто бросает со словами: «а теперь у вас два с половиной часа свободного времени». Ну, классно! Ещё два с лишним часа шляться по осточертевшему базару? Выбора в любом случае нет, и мы плетёмся среди бесконечных рядов торгашей. Развлекаемся, фотографируя местных ремесленников за работой. Следует отметить, что китайского на местном суке почти ничего нет. Оплата труда в Марокко достаточно низкая. Средняя – около 400 евро, но она не отражает истинного положения дел, как и в России, из-за чрезвычайного расслоения. Незначительная часть населения сказочно богата, а в это время подавляющее большинство довольствуется медианной зарплатой в 120 евро. При таких условиях, китайская продукция является для Марокко роскошью, и почти всё для рынка местные делают сами.

Ещё одно из скудных развлечений в медине – это местные «аниматоры». Их три главных вида: «обезьянники», «гадюшники» и разносчики воды. Обезьянники водят на поводке макак-маготов, дают их за деньги на руки туристам и даже сажают на головы.

Гадюшники – самые отвратительные из «аниматоров». Формально это «заклинатели змей». На деле – варвары. Во-первых, они бесконечно гудят в свои дудки и стучат в барабаны, отчего собственные барабанные перепонки у посетителей просто взрываются. Во-вторых, чтобы случайно не получить «производственную травму», они удаляют у бедных кобр ядовитые зубы. В третьих, они без выходных и обеденных перерывов заставляют несчастных рептилий в ужасе шарахаться в сторону при своём приближении, называя это «танцем змей». Ещё они за деньги стараются развешивать на шеи туристов каких-то вялых питонов, и это самое безобидное в их бизнесе.

Разносчики воды – это своего рода клоуны в красных халатах и красных шляпах с бубенчиками, отчего они напоминают исполнителей роли Мухомора на новогоднем утреннике в детском саду. Разумеется, их воду нельзя пить ни в коем случае, если вы только не выросли в бедуинском посёлке в тысяче километрах от ближайшего водоёма. Помимо своих шляп они могут привлечь внимание искусным способом наливания воды в чашку из бурдюка, висящего за спиной.

Ну вот, проведя два с половиной сказочных часа на жаре, среди гортанных криков и барабанного боя, овеваемые волнами ароматов с нотками прокисшей мочи и помоев разной свежести, туристы собираются наконец в центре Джамаа-эль-Фна и под руководством явно отдохнувшего гида направляются к автобусу. Снова три часа в пути. Уже после заката, проезжая через горы, мы попали в сильный ливень. Когда приблизились к Агадиру, ливень закончился. К десяти часам вечера нас высадили у отеля.

Ну, что сказать? Конечно, для экскурсии на целый день тридцать евро с человека – это не деньги. Но содержательность экскурсии такова, что я её могу назвать одной из худших, если не самой худшей в моей жизни. Но песенка из детства – да, песенка всё равно великолепна:

Marrakesh, come to Marrakesh

To the city of gold near the sky

Marrakesh, come to Marrakesh

Where the troubles of life drift on by.

Интересных экскурсий больше нет, смотреть в самом Агадире практически нечего. Нет, есть одно очень красивое место – королевский дворец… С улицы виден роскошный ярко-зелёный парк, который резко контрастирует с бедно озеленёнными окрестными улицами. 

Марокко: западный Восток


Но вход туда посторонним лицам строго закрыт. Солдатики в парадках стоят через каждые сто метров. И высокая металлическая ограда…

В общем, остаётся только море. И некоторый шопинг. Точнее просто посещение супермаркетов как музеев, потому что очень сложно там найти что-то или уникальное, или дешёвое.

На море впервые услышали русскую речь. Сначала удивились, так как в нынешних условиях редкая птица прилетит в Марокко из «священной нашей державы». Когда разобрались, оказалось ничего необычного: русская пара родом из Латвии, живущая и работающая в Ирландии. Обычно отдыхали в Европе, но вот в первый раз решили попробовать что-то подальше, благo тарифы ирландской Ryanair для них, как и для нас, предельно доступны.

Вообще, конечно, русские здесь стали экзотикой. И в нас уже местные торгаши своим намётанным глазом «узнавали» поляков. А поляков здесь действительно много. Больше, пожалуй, только французов и немцев.

В Агадире на пляже не катают на бананах и не таскают за катером на парашюте. Там развлечения с местным колоритом: по песочку разгуливают два-три верблюда с наездниками в ярких берберских одеждах. 

Марокко: западный Восток


Желающие могут покататься, а можно сфотографироваться. Иногда, устав шляться в поисках клиентов, наездники просто присаживались к нашему загончику, укладывали верблюдов, сами садились по-турецки на песок и начинали вести беседы за жизнь. При этом корабли пустыни необычайно трогательно клали свои головы им на колени, как верные пёсики. Лежат, слушают, хлопают длиннющими ресницами и иногда вставляют своё веское «эээээээ».

Другие торговцы разносили выпечку, или солнечные очки, или марокканский чай. Кипяток они носили в специальных чайниках с прицепленной снизу жаровней, в которой тлели угли. Желающему тут же смешивают набор трав, дадут понюхать и заваривают. Ровно одну минуту. Крошечный стаканчик стоит евро.

Ещё ходят тётки с замотанными лицами и предлагают рисунки хной на руках по каталогу.

Вообще Марокко по восточным меркам достаточно продвинутое государство в плане женской свободы. Девчонки в мини-юбках, по крайней мере в Агадире, встречаются не реже тех, что в хиджабах. И всё-таки страна исламская, и законы в ней соответствующие. Тем удивительнее было увидеть некоторых европейских дамочек, позволявших себе загорать топлес. В принципе, за это можно схлопотать как минимум административный штраф, а то и уголовку. Но для этого должен был бы найтись некий охранник или полицейский, который бы решился запретить девушке обнажаться. Вы можете представить себе мусульманского мужика, добровольно отказавшегося бы поглазеть на женские прелести? Вот и я - нет. В результате, например, у бассейна можно было видеть такое уникальное зрелище как две дамы на соседних лежаках: одна в абсолютно закрытом буркини, другая – в купальнике без верха.

Для условного шопинга в первую очередь мы выбрали гипермаркет Marjane. Он действительно «гипер». А вообще – обычный европейский гипермаркет. Цены на продукты, может, чуть ниже, чем у нас, но не принципиально. Обувь своего производства реально дешевле, но не знаю, какого она качества. Одежда стоит примерно как у нас, но не видно мировых брендов. Алкоголь в «Марджане» не продаётся. Жена взяла аргановое масло, которое здесь ощутимо дешевле, чем на рынках, да к тому же явно не разбавленное рапсовым. И ещё три баночки шафрана по 1 грамму, очень дешёвую куркуму и изюм. Пока ходили по другим рядам, к нам подошла сотрудница и на ломаном французско-английском языке сказала, что у них сейчас акция на аргановое масло, и если мы… Мы показываем ей содержимое нашей тележки, на что она улыбнулась и сказала, что если мы подойдём на оплату в первую кассу, то нас будет ждать какой-то ништяк.

Хотели взять их местный чай, но нашли только в пакетиках. Мы же предпочитаем заваривать в чайнике. Пакетики решили сразу не покупать, а попробовать поискать чай в других магазинах. Забегая вперёд, скажу, что нигде не нашли, поэтому вернулись в последний день в «Маржан» и купили-таки пакетики.

На кассе «ништяком» оказалась скидка в 20 дирхамов.

На следующий день мы посетили последний из агадирский супермаркетов – французский Carrefour. Как видно, цивилизованная торговля ещё не стала сильным местом в Марокко. Большинство местных предпочитает закупаться на суке, прости господи.

«Карфур» значительно меньше «Марджана». Ничего особенно примечательного там не нашли, взяли только очень дешёвый местный крем для рук (что-то в районе 1 евро) и пакет молотой сладкой паприки.

Но на сук нам зайти тоже пришлось.

Марокко: западный Восток


 Дело в том, что только там мы видели финики сорта Маджул (или Меджул), наши любимые, по очень хорошей цене. Нашли на агадирском суке финиковый ряд, где торгуют суровые на вид бородачи в белых рубахах до пола. У всех стоят ценники: 70 дирхамов за килограмм. В принципе, обозначенный ценник свидетельствует о том, что цена твёрдая, и торг не уместен. Но мы хотели взять два килограмма и поэтому рассчитывали на оптовую скидку. И не прогадали. Все соглашались продать два килограмма по 65 дирхамов, и никто – ниже. Ок, берём у одного из них. После продажи он советует нам попробовать другой сорт, типа, этот ещё вкуснее, чем Маджул. Попробовали. И правда, не обманул. Чистый мёд, и очень нежный. Характерное отличие – толстенькая косточка. Сорт, как сказал продавец, что-то вроде «фер-гус», но как я ни старался, потом в интернете не нашёл такого сорта. Берём кило этого чуда и уходим.

Размышляя, чем бы занять себя в промежутках между купаниями, походами в супермаркеты и обедами, пришли к выводу, что можно-таки подняться на ту самую гору с касбой, которая видна с пляжа, и на склоне которой что-то написано по-арабски. Правда, надпись не всегда была хорошо заметна из-за пришедшей из Сахары пыльной бури. То есть сама буря до нас не дошла, а тонкая пыль долетела, сильно ограничив видимость и сделав закаты кроваво-красными и очень красивыми. 

Марокко: западный Восток


Вообще днём было интересно: вроде бы ни облачка, солнце торчит почти в зените… но совершенно тусклое. И такие же тусклые были некоторые дни.

Но в день, когда мы решили подняться до касбы, воздух более-менее очистился. Собственно, вряд ли бы мы решились подниматься на двухсотметровую гору в октябрьскую жару, но Его Величество король Марокко Мухаммед VI позаботился о таких лентяях, как мы, и построил силами австрийской компании канатную дорогу за 20 миллионов долларов. Открытие произошло только в июле, так что даже ещё не все туристические сайты упоминают её. Внутри станции всё новенькое, чистенькое, функционирующее. Стоимость билета – 50 дирхамов в одну сторону или 80 туда и обратно.

Нюанс по-мароккански: купленный билет нужно приложить к датчику на турникете, но вы не можете это сделать сами. Билет вы передаёте сотруднику, который видимо более профессионально прикладывает билет. Напоминаю, медианная зарплата в Марокко 120 долларов, за такие деньги можно поставить сюда хоть полк прикладывателей билетов.

Кабинка подвесной дороги рассчитана на шестерых, но ехали мы только вдвоём. Вид снизу пока ещё не очень красивый, но наверно будет лучше: идёт напряжённая работа по благоустройству, высаживаются деревья и прокладываются дороги с твердым покрытием.

Марокко: западный Восток


На самой горе тоже ведутся строительные работы. Совсем скоро, очевидно, там появится крошечный отель в традиционном стиле на несколько номеров.

Упомянутая мной касба – это невысокая крепость с давней историей. Во время землетрясения 1960 года она сама была сильно разрушена, а здания внутри неё разрушены полностью. Относительно недавно стены восстановили, но внутрь не пускают. Вокруг касбы проходит вымощенная камнем дорожка, местами оборудованы смотровые площадки, с которых открываются неплохие виды на Агадир и его порт.

Марокко: западный Восток


Что-то дальше разглядеть всё-таки трудно из-за оставшейся в воздухе пыли.

Марокко: западный Восток


Много торгашей. Один из них продавал сахарские жеоды по цене 25 дирхамов за штуку. А на пляже нам втюхивали три за двести! И тут мы не устояли. Взяли одну фиолетовую из аметиста и одну «фуксию» из розелита – редкого гостя в наших краях.

Между тем настал наш последний день в Марокко. С утра у нас спа в качестве компенсации за первую ночь, проведённую в ненадлежащей комнате.

Администратор оздоровительного комплекса разделила нас. Жена ушла на релаксирующий массаж, а я решил попариться в хамаме. Предполагал, что будет, как в Турции: общий зал, где каждый греется и моется сам по себе столько, сколько душе угодно.

Здесь же всё не так. Меня проводили в раздевалку, где больше никого не было, и велели раздеваться. «А какой предполагается дресс-код?» - спрашиваю. «Свимминг шортс. У вас есть или выдать вам?» У меня были шорты, но не было тапочек. Тапочки мне предоставили и оставили одного.

Через пару минут, как только я облачился в хамамную униформу, в раздевалку заглянула банщица, девушка лет 25, в чёрной футболке и леггинсах. Общение между нами происходило либо жестами, либо на плохом английском, с которого она постоянно норовила спрыгнуть на французский. В общем, она завела меня в крошечное помещение, чуть больше, чем кухня в хрущёвке. Это и был хамам. Два тёплых каменных лежака и два крана, с холодной и горячей водой, над каменной раковиной. И неуместный для приличного заведения полумрак.

Девушка усадила меня на лежак, набрала в кадушку воды, проверила рукой температуру и стала поливать меня горячей водой из ковша. Затем налила в ладонь шампунь и устроила мне основательную головомойку. Снова вода из ковша.

Следующий этап: меня приглашают растянуться на лежаке и чем-то натирают всё тело. Точнее, доступные его части. Наверно, это был скраб, потому что сложилось впечатление, что натирают песком. Затем песочного человечка оставляют в покое на пять минут. По прошествии этого времени меня ждала очередная порция горячей воды из ковша. Теперь меня снова натирают, на это раз, очевидно, жидким мылом, так что я весь покрыт ароматной пеной. Ещё экспозиция пять минут, ещё окатывание водой и всё. Чистенького клиента наряжают в махровый халат и отводят в массажный кабинет, чтобы… одеться. Почему я не мог одеться в раздевалке, осталось загадкой.

Ну что вам сказать в итоге? Последний раз меня мыла мама, когда мне было лет пять. Подходила она к этому делу куда более основательно; по крайней мере немытых участков тела на мне она не оставляла. С другой стороны, скраб я попробовал на себе впервые. Но раньше мы и слова-то такого не знали…

На этом развлекательная часть каникул у нас закончилась. На оставшиеся дирхамы купили жене «бабуши» - традиционные кожаные тапочки с загнутыми носками. Вроде качество хорошее. Отдали 150 дирхамов, плюс получили дополнительно магнитик.

Остался ещё один пунктик: самолёт у нас рано утром, так что выезжать из отеля надо ночью. Понятно, что автобусы в это время не ходят. Идём искать такси. Точнее, искать-то ничего не надо, они толпятся у отеля дюжинами. В основном от двух компаний: жёлто-белые и красные. Из них нужно выбрать самого уступчивого в цене. Заведомо не рассчитываем на 13 евро, как это было по приезду. Ночью здесь такси дороже. Сначала обращаемся к жёлто-белому.

- 20 евро.

- 15.

- Ха-ха, таких цен нет. Но только для вас сделаю 18, - и больше не захотел скидывать.

Ладно, прощупаем красных. Подходим к лысому бородачу.

- 20.

- 15.

- Ха-ха-ха, ну ты же понимаешь, что это ночь, все люди спят, никто не поедет за 15. Восемнадцать!

- Да, я понимаю. И только поэтому предлагаю тебе 16.

- А вы откуда?

Торг идёт по-восточному; скоро начнём рассказывать друг другу о родне, о ценах на финики и возрастных заболеваниях.

- Из Германии.

- О, я люблю Германию, у меня брат живёт в Берлине. Я был у него два года назад. Как земляку я предлагаю тебе 17.

- Слушай друг, давай ни мне, ни тебе – 16,5?

- Ха-ха-ха! Как тебя зовут?

- Игорь.

- Меня Ибрагим. Игорь, напиши мне во сколько подъехать и номер твоей комнаты.

Отдаю ему клочок бумаги с нашим адресом и временем убытия (05:00), особенно выделив на всякий случай «165 MAD» (марокканских дирхамов).

Утром, без десяти пять, сдав на ресепшн ключи от номера, выходим на улицу. Ибрагим уже ждёт нас, протирает стёкла. Укладывает наш чемодан в багажник, и мы трогаемся. Через пару минут встречаем у дороги пару с чемоданом, отчаянно машущую нам руками. Ибрагим тормозит, опускает стекло и женщина что-то кричит ему по-арабски. Ибрагим поворачивается к нам и говорит, что к ним не приехало заказанное такси, и они опаздывают в аэропорт. Не согласимся ли мы взять их с собой? Мы вошли в положение людей и дали добро. Сев в машину, люди горячо поблагодарили нас. По пути разговорились. Ребята, хоть и арабы, но живут в Бресте. Но не том, что в Беларуси, а в том, который во Франции. Вчера заказали такси, но никто не приехал…

Когда мы проезжали Инезган, Ибрагим внезапно свернул с трассы в какие-то переулки, вызвав у меня некоторое беспокойство. Остановился у неосвещённого здания. Из подъезда вышел молодой парень в очках-велосипедах с чемоданом. Неужели его тоже возьмёт??? Мест же больше нет!

И представьте себе – взял! И посадил в багажник, благо размер багажника позволял. Восточные чудеса!

Через двадцать минут мы подъехали к аэропорту. Ибрагим достал наш чемодан и тепло попрощался. Очень тепло. Вплоть до обнимания. Кажется, после занзибарских масаев у меня снова появился самый лучший друг!

Прошли паспортно-таможенные формальности. Ещё остаётся время осмотреть аэропорт. В Агадире он небольшой, и дьюти-фри в нём тоже. Зато большие цены. Цены во всех дьюти-фри мира выше, чем в супермаркетах, но в Агадире они какие-то уж совсем извращённые, отличаются от магазинных раза в два-три.

Посадка прошла на удивление вовремя, и вылет тоже. Четыре часа полёта, и мы почти дома…




Фотографии


Комментарии

Другие отзывы об отдыхе в Марокко

Марокканский колорит внутри старой португальской крепости
В 1769 году войска под руководством султана Марокко Мохаммеда бен Абдаллы из династии Алавитов захватили, разграбили и частично разрушили португальскую крепость Мазарган, до этого на протяжении более 250 лет защищавшую морские пути португальцев в Афр...
Читать далее

Дата 17.11.18 Хороший отзыв0 Ответов0 Просмотрели802

А вот и котиков нам в ленту;) Коты и кошки Мазаргана
Каюсь, это кота я разбудил... Не специально, но все же) Он мирно спал в ржавом прицепе в глубине путаницы колоритных улиц Эль Джадаиды, уместившихся внутри старой португальской крепости Мазарган.Марокканский колорит внутри старой португальс...
Читать далее

Дата 26.11.18 Хороший отзыв0 Ответов0 Просмотрели669

Сказки восточного базара, присказки медины
Оксана Ш  Оксана Ш   Марокко   Дата вылета  июнь 2018
Стоило нам задружиться с ребятами, говорящими на арабском, как дела пошли на лад. Напомню: в первые же часы пребывания в Марракеше, едва не промокнув до нитки и совершенно растерявшись на сумасшедшей площади Джамаа-аль-Фна, мы с Софой зашли в один ...
Читать далее

Дата 20.04.20 Хороший отзыв0 Ответов0 Просмотрели274

Марокко: западный Восток
Игорь  Игорь   Марокко , Агадир   Дата вылета  сентябрь 2022
Моё детство проходило по сути в центре мира: в Центральном Казахстане, который в свою очередь является Центральной Азией, частью самого большого на планете континента. Одна беда – выбраться оттуда в советское время было очень сложно. Только три самол...
Читать далее

Дата 15.10.22 Хороший отзыв0 Ответов0 Просмотрели683

Отзывы туристов