Куба далеко, Куба рядом (из советской песенки)

Игорь Страна:Куба
Город: Варадеро
Время отдыха: Дата вылета январь 2020

Дата21.02.20 Хороший отзыв1 Ответов 0 Просмотрели146

Всё. Мы заслужили «дальний» отдых. Ну, не летать же только по Европе и Средиземноморью! Можем себе позволить и тропики зимой. И хотя зима в Баден-Вюртемберге совсем не такая, какая была на Урале (снега, например, в этом году мы так и не видели), но для купания температура воды в +5° приемлема только на Крещение.

В этот раз для посещения была выбрана Куба. О том, какие перспективы ожидают нас в этой социалистической стране, мы были осведомлены: нищета, магазины без товаров, отсутствие интернета… Но желание понежиться на одном из лучших пляжей планеты пересилило. Несколько дней непрерывной борьбы в интернете, и наконец обессиленные и сдавшиеся на милость победителю сайты продажи авиабилетов оторвали от сердца билеты на двоих туда-обратно в пределах тысячи евро. Зарезервировать жильё было проще. Выбрали апартаменты на 4 ночи в Гаване и 9 ночей в Варадеро в сумме где-то за 400 евро.

«Туда» нас везёт Эрбас от лоукостера Eurowings из Штутгарта через Дюссельдорф. Банальная человеческая логика подсказывает, что полет должен проходить в направлении на юго-запад. Однако, если рассматривать траекторию не на плоской карте, а на глобусе, становится ясно, что как ни странно, лететь мы должны через Северную Атлантику, чуть южнее Гренландии. Полет тянется 10 часов, пассажиров эконом-класса Eurowings не балует развлечениями и питанием (разносят только воду), поэтому есть время вспомнить, что у меня связано с Кубой…

Мне было 12 лет, когда в начале осени 1980 года мама сказала, что завтра у них на работе будет собрание, посвященное полету первого кубинского космонавта Арнальдо Тамайо Мендеса. На собрании будет присутствовать сам Фидель Кастро, который приедет встречать Мендеса, приземляющегося в нашей степи со дня на день. В программе – обмен подарками между советской и кубинской сторонами. До этого момента я никогда не видел живых иностранцев, только по телевизору, а тут ещё – харизматичный Фидель, кумир советского народа. Так как присутствовать могли всё желающие, я решил непременно поехать. Неплохо бы ещё и поиметь что-то от «кубинской стороны», для обмена с которой я выбрал самую ценную личную вещь: значок «Союз-Апполон 1975» с американским флагом (и советским, но это было не так интересно).

Моё присутствие почему-то привело руководителей предприятия в радостное возбуждение. Внезапно несколько человек засуетились и неизвестно откуда вытащили на свет божий даже красный галстук, который абсолютно не шёл к моей клетчатой рубашке. Нас с мамой посадили в первых рядах актового зала, совсем рядом с трибуной.

Именитого гостя ждали долго. Когда он наконец появился, оказалось, что это Кастро, да не тот. Всего лишь никому тогда не известный брат Фиделя Рауль. Впрочем, говорил он не менее экспрессивно, эмоционально, продолжительно, одновременно грозя кулаком в адрес американских империалистов. Неприметная переводчица едва поспевала за ним, но в принципе перевод был не особенно-то и нужен. Слова «сосиализмо», «революсьон», «кубано-совьетико» не требуют перевода, а лозунг «патриа о муэрте» был мне знаком, так как я именно в это время переживал период перехода от коллекционирования значков к собиранию марок, а этот лозунг был не редкостью на марках с надписью CUBA (которую мы произносили как «сива»).

В конце концов, оратор истощился, подуставший зал принялся яростно аплодировать, а затем слово взяла директор лаборатории, поблагодарила Рауля и сказала, что теперь высокого гостя поприветствует юный ленинец… Нетрудно догадаться, что юным ленинцев оказался именно я. Это была подстава. В мои планы совсем не входило прилюдное общение с селебрити, да и вообще я был предельно скромным мальчиком. Но вторая волна бурных аплодисментов и несколько дружелюбных рук буквально вытолкнули меня к трибуне. Я не имел ни малейшего представления, что делать. Поэтому беспроигрышно поднял руку в пионерском салюте и протянул мужику потную ладошку со значком. Значок был с благодарностью принят, Рауль засмеялся, обнял меня и похлопал по спине. Красный, как рак, от смущения я вернулся на своё место. Ответного подарка мне не дали. Вместо этого руководство завода и кубинские гости обменялись какими-то идеологическими сувенирами.

До сих пор мучает меня вопрос: зачем Раулю значок «Союз-Апполон 1975» с американским флагом?..

Второе знакомство с кубинцами состоялось уже в университете. Всё кубинцы учились у нас в одной группе – «Радиохимия» - и готовились работать на строившейся тогда за счёт СССР атомной электростанции в провинции Сьенфуэгос (стройка умерла сразу со смертью Советского Союза). Обычные ребята, кто-то чересчур хитрый, кто-то попроще. Вечерами играли во дворе в странную игру, оказавшуюся потом незнакомым нам бейсболом. В отличие от многих других иностранцев жили они небогато, поэтому охотно ездили в стройотряды, где к обоюдному удовольствию вливались в сплочённые стройотрядовские коллективы, практически семьи. Одним из результатов тесного общения советских и кубинских студентов было обогащение словарных запасов, причем в первую очередь всех интересовала почему-то теневая сторона этих запасов:

- Эрнесто, а кем были твои родители?

- Мой папа был моряком, а мама… - начинал Эрнесто.

- Марикооооон? – в притворном ужасе вытягивали лица краснодипломники, будущие доктора наук и профессора лучших университетов мира, уже вкусившие плоды запретного дерева испанской обсценной лексики (maricón, исп., груб. – «пассивный гомосексуалист»).

- Нет, моряком! – нервно реагировал Эрнесто и почему-то сильно обижался.

Кубинцы не оставались в долгу и в свою очередь находили повод поглумиться над незадачливыми советскими однокашниками.

- А какие на Кубе растут фрукты? – интересовались наши.

- Апельсины, манго, папайя… Ты пробовал папайю?

- Да, я один раз пробовал, мне не понравилось.

В этом месте происходил взрыв дикого хохота кубинцев. Дело в том, что известный нам плод они называют «фруто бомба», а «папайя» в их разговорной речи обозначает… эээ… в общем, женские гениталии.

Хорошие они, душевные такие... После окончания большинство ребят возвращались на Кубу с русскими жёнами.

Между тем, мы уже над канадским Ньюфаундлендом. Густая облачность, закрывавшая от нас пролетаемую территорию ещё с туманного Альбиона, наконец рассеялась. Впервые за последний год вижу землю, покрытую снегом. В этом месте можно срезать и лететь в Гавану над океаном, но пилот ведёт лайнер, видимо, по соображениям безопасности, дальше над восточным побережьем США. Снега становится все меньше, зелени всё больше… Внизу показались пляжи Майями, потом ещё немного океана, и вот мы уже над Кубой. Самолёт делает манёвр и мягко садится в аэропорту. 

Ещё было светло, но когда мы прошли все формальности, стемнело. Целый час мы стояли в очереди на паспортный контроль, заполнили иммиграционную карточку, сфотографировались…

На выходе, как всегда, нас облепили таксисты: «Сеньор, такси офисияль!» Тут для нас наступил момент истины. Дело в том, что мы не любим платить за всякие посреднические услуги, а также за собственное незнание. Поэтому предварительно тщательно изучили информацию из интернета. Результаты были таковы: 99 % источников говорят, что из международного терминала аэропорта Гаваны не ходит общественный транспорт кроме такси. Только один человек в 2011 году написал, что можно добраться на кубинском автобусе, но это несколько запутанно. Не буду вдаваться в подробности того поста, но идея нам показалась очень привлекательной из-за невероятно низкой цены.

Для начала нам надо было поменять деньги. На Кубе существуют две параллельные валюты: CUC для туристов (впредь будем называть его, как и кубинцы, «кук») и CUP для местных (а его обозначим как «песо»). Кук привязан к ненавистному доллару в соотношении 1:1, и тем не менее ехать на Кубу с долларами неразумно. Деньги «главного империалиста мира» здесь дискриминируют, облагая налогом в 10 %. Поэтому наши евро (и ещё канадские доллары) подходят как нельзя лучше.

Местные деньги очень некрасивые, блеклые, и печатаются на бумаге сорта «промокашка».

Мы сразу поменяли 50 евро (можно было и больше, курсы по стране не сильно различаются) на 53,5 кука, а потом дополнительно 10 куков на 240 песо. Спасибо «Орлу и решке» за наводку. В некоторых случаях, оплачивая, где можно, в песо, можно сильно сэкономить.

Теперь нам следовало найти остановку, с которой отходит автобус от нашего международного терминала к терминалу местных авиалиний. Вс таксисты (естественно!) и немногие англоговорящие сотрудники аэропорта пожимали плечами: нет такого автобуса!

Если б у нас был багаж, мы бы сдались. Но ручная кладь позволяет нам пройти метров триста по дороге до трассы, где ходят другие автобусы: от «местного» терминала до центра Гаваны. Там, прямо на Т-образном перекрёстке находится никак не обозначенная остановка. Нам повезло: когда мы подошли к перекрёстку, там остановился автобус, и водитель даже любезно подождал нас, пока мы добежим.

У нас, к сожалению, минимальная банкнота была 20 песо, а заплатить надо по 1 песо с человека. Но мы уже в курсе, что сдачу здесь в автобусах не дают, да и это такой пустяк! Давайте подобьём баланс. Поездка на такси из аэропорта стоит 25 кук (20, если удастся сторговаться). Мы заплатили 20 песо (а могли 2), т.е. 80 центов, или минимум в 30 раз меньше (а могли и в 300!).

Автобус был совсем не переполненный, мы сразу же сели. Окружающая публика, правда, очень уж «пролетарская» на вид, но все ведут себя прилично и даже вежливо. Автобус едет очень быстро. Слава богу, изобретение ХХ века под названием «пробка», на Кубе в XXI веке ещё не известно.

Отследив по навигатору нужную остановку, мы выходим и через 10 минут оказываемся в нужном месте: «Hostal Rosario». И тут нас ждёт первое разочарование. Ещё ни разу информация на Booking'e так сильно не отличалась от реалий. Итак, мы заказали номер с кондиционером и обеденной зоной. По факту не было ни того, ни другого. Более того, не было даже окна, выходящего наружу для проветривания! Для этой цели служил вентилятор, который при открытом окне в коридор немного разгонял идущий из шкафа запах давно отвергнутого миром нафталина.

«Для гостей кемпинга (кемпинга??? Это была комната в многоэтажке) сервируется завтрак «шведский стол».» - читаем мы на Букинге. Не было шведского стола! Что дали, то и ешь! «Оладьи/блины… Мясное ассорти…» Не было ни того, ни другого!

«Бесплатные туалетно-косметические принадлежности…» Ну, только если к ним относится туалетная бумага… Хорошо, что мы взяли с собой (на всякий случай!) мыльца-шампуньки… Очень пригодилось, тем более, учитывая традиционный социалистический дефицит в кубинских магазинах.

«Ванна и душ…» Ванны, конечно, не было. Душ, правда, был. С холодной водой.

«Кофеварка/чайник» - отсутствовали.

«Чистящие средства». Без кухни вроде бы не нужны, но всё равно отсутствовали.

Короче говоря, за несомненно небольшие деньги мы получили комнату с кроватью и воняющим нафталином шкафом, душ с холодной водой и завтраки на кухне у хозяев. Качать права на месте бессмысленно: хозяева просто сдавали две комнаты своей квартиры, где жили и сами. Вторая комната (я смотрел) была ничем не лучше. А вот на Букинге мы оставим замечательную рецензию.

Из плюсов. Семья хозяев очень доброжелательная и услужливая. То что мы просили, в разумных, конечно, пределах – кипяток, переходник для зарядников (не забываем, что на Кубе американские розетки), нам предоставляли сразу же. Завтраки, несмотря на отсутствие выбора, были сытными и вкусными: яичница (которую трудно вообще испортить), булочки с маслом и мармеладом из гуавы, местные сыр и ветчина, среднего качества (но натуральный!) кофе с молоком и литр смузи на двоих – поочередно из гуавы и папайи, которая «фруто бомба». Второй вариант – невероятно вкусный!

Семья хозяев состоит из молодого человека, его тёти, бабушки и, вероятно, жены и грудного ребенка, которых мы не видели, но периодически слышали. Понятно, что те гроши, которые мы платили им за жильё при средней кубинской зарплате в 31 доллар, - для них просто сказочное богатство. Но лгать нехорошо в любом случае.

Поздним вечером, конечно, мы уже никуда не пошли, а изучать Гавану отправились рано утром на следующий день. Надо сказать, что первый наш полный день в тропиках выдался довольно прохладным. Я весь день ходил в шерстяной традиционной баварской жилетке, супруга – в оранжевой олимпийке. Хорошо, что пляжный отдых приходился у нас на последующие дни.

Ближе всего к нам из достопримечательностей находилась площадь Революции (прям как в Челябинске), туда мы и отправились. На площади возвышается монумент Хосе Марти. На Кубе вообще очень много связанного с этим усатым худощавым мужиком, который никогда не улыбается на своих бесчисленных памятниках. Его именем называют проспекты, заводы и даже местную пионерскую организацию. Он был вроде бы неплохим писателем и революционером, лидером войны за независимость Кубы от Испании в конце XIX века, получил от соотечественников звание генерал-майора и был убит в стычке с испанцами в возрасте 42 лет.

На площади Революции стоят два здания министерства связи. Вообще мы видели несколько других зданий министерств на Кубе. По нашим меркам они соответствуют уровню заводоуправления в каком-нибудь депрессивном моногородке: двухэтажное обшарпанное здание с пожелтевшими от времени огромными оконными кондиционерами. Но министерство связи другое – отремонтированное и аккуратное. На одном из торцов – знаменитый портрет Че Гевары. А на другом – совершенно свежий портрет не то Иисуса с нимбом, не то Карла Маркса с охапкой волос на голове. И только неприметная из-за деревьев подпись внизу указывает, что это – недавно почивший в бозе Фидель Кастро Рус, которого здесь всегда называют только по имени, просто Фидель. «Нимбом», по всей видимости, является его широкополая шляпа. Хотя мы больше знаем его в военном кепи.

Возле монумента Хосе Марти располагается стоянка ретроавтомобилей. Точнее, это для остального мира ретро. На Кубе же это обычное средство передвижения. Я бы сказал, что Куба – это рай для автомобилей. Но не в том смысле, что автомобилям на острове хорошо, как раз нет, дороги там ужасные. А в том, что на Кубе машины обретают вечную жизнь. По статистике в стране зарегистрировано 100 000 автомобилей, из них 60 000 произведены до революции. Самый старый образец, замеченный мною – это грузовичок «Студебеккер», судя по дизайну – тридцатых годов.

Многие из них хорошо отреставрированы, свежевыкрашены и лоснятся на солнце ядовитыми окрасками: салатовые, фуксия, ярко-жёлтые... Российские туристические сайты пишут восторженные отзывы, типа, «любой богатый коллекционер отдал бы миллионы долларов за такую машину». А вот немецкие более сдержанные: кубинские ретроавтомобили как правило не представляют ценности для коллекционеров, так как под латанной-перелатанной оболочкой не осталось ничего оригинального. Российский движок и китайская трансмиссия, или наоборот; а кожа на сиденьях содрана с павшей своей смертью лошади где-нибудь в районе Сьенфуэгоса и покрашена таким же китайским пигментом.

После площади Революции мы отправились к мемориальному кладбищу Колумба. Путь лежал через жилые кварталы кубинской столицы. Проходя сквозь них, мы имели возможность увидеть всю убогость повседневной жизни местного населения. Большинство домов – типа хрущовок, с той разницей, что подъезды не скрыты за стеной (это было бы лишним при здешнем климате). Стёкла в окнах квартир – скорее роскошь. Обычно окна закрываются самодельными ставнями либо жалюзи. Там, где они открыты, видно спартанскую обстановку комнат: кровать, пара табуретов или пластиковых кресел, иногда старомодный пузатенький телевизор. Немногочисленная одежда висит просто на крючках, шкафы тоже редкость. На улицах разбросан мусор. И что совсем удивительно: практически в центре столицы между этими самыми хрущёвками бегают многочисленные куры. Городское население старается снабдить себя пропитанием, как может. На Кубе до сих пор существует карточная система. У магазинов, где товары распределяются по карточкам (справедливости ради, по очень низким ценам) выстраиваются длинные очереди. А те продукты, которые продаются свободно, несмотря на то, что по европейским меркам совсем не дорогие, местному нищему населению практически недоступны. 

Что можно получить по карточкам? Процитирую информацию российского ТАСС: «В бодегу (продуктовую лавку – И.К.) жители карибской страны приходят с книжечкой размером с ладонь, которую называют "либрета". Она обеспечивает каждому кубинцу право ежемесячно получать по субсидированным ценам 3 кг риса (основной продукт питания на Кубе – И.К.), 0,5 кг бобов, пакет макаронных изделий, 2 кг сахара, 0,5 л соевого масла, пакетик кофе, пять яиц, соль и небольшое количество куриного мяса и рыбы.

Рыба, к слову, появляется в бодеге не всегда, и ее частенько заменяют курицей. Еще кубинцам положено в месяц 0,5 кг вареной колбасы, вместо которой могут выдать не сильно любимую в народе смесь мясного фарша и соевой массы. Кроме того, каждый день по "либрете" выдается 80 грамм хлеба на человека.»

От себя добавлю, что ни разу в магазинах «для народа» не видел молочных продуктов и собственно молока. Молоко есть только на рынках, а импортные молочные десерты – в валютных магазинах по заоблачным даже для европейцев ценам: 44 цента за 125 грамм.

Супермаркетов в нашем понимании на Кубе почти нет. Вся торговля ведётся либо в маленьких государственных магазинах, где представлены 5 – 10 наименований товаров, либо в частном порядке из квартир на первых этажах зданий и подъездов. Абсолютный исторический рекорд по убогости ассортимента в моей жизни поставили гаванские магазины по продаже яиц: в них не продают больше ничего, кроме этих самых яиц.

Ну, ладно. Подходим к некрополю Колумба. Да, когда-то могила первооткрывателя находилась здесь, но с обретением независимости кубинцы отдали прах испанцам. На этом кладбище похоронены многие видные кубинские деятели, но их имена обычно ничего не говорят иностранцам, поэтому примечательны здесь роскошные усыпальницы прежних местных хозяев жизни: плантаторов, торговцев, губернаторов. Огромные, украшенные скульптурами и барельефами мавзолеи… В общем, ничего этого мы не увидели, т.к. навигатор привёл нас к воротам для местных, где вход бесплатный. Охранники вычислили на раз-два в нас иностранцев, замахали руками и отправили чёрт-те куда в обход к «парадному» платному входу для туристов. Такое удлинение маршрута не входило в наши планы, и чтобы не выпасть из графика, некрополем мы пренебрегли.

Двигаемся на север. Совершенно случайно проходим по аллее, где на лавочке сидит бронзовый Леннон. Не Ленин, что было бы естественно, а Леннон! Привлекательность памятника усиливается благодаря особому человеку, обслуживающему битла. Когда аллею посетил ведущий «Орла и решки», это был пожилой сеньор. Его задача заключалась в надевании на Джона его знаменитых круглых очков, когда туристы фотографировали памятник. Не знаю, что случилось со стариком, но сейчас обязанности «хранителя очков» выполняет не менее старая сеньора. Исправно надевает «велосипеды» и снимает после окончания фотосессии, чтоб не украли. Всё это абсолютно бесплатно.

Ещё несколько минут пешком – и мы на знаменитой набережной Малекон (не путать с maricón!). Сегодня прилично штормит, волны взлетают на несколько метров над набережной и заливают дорогу. Поэтому движение автомобилей по ней перекрыто. Но выглядит это живописно, и там мы делаем несколько интересных снимков. Кстати, изначально набережная была создана как защитная дамба от разрушающего берег воздействия волн. Но со временем она стала любимым местом вечерних тусовок молодёжи и прогулок семей. Говорят, на Малеконе красивые закаты, но нам не повезло то ли со временем, то ли с местом, ведь набережная протянулась на много километров и сильно искривлена. 

Где-то в месте нашего выхода на Малекон расположен один из немногочисленных супермаркетов Гаваны, торгующих за куки. Разнообразием товаров он не балует, всё импортное и чрезвычайно дорогое. Отдел, продающий технику, занимался в тот день реализацией по одной модели телевизора, рисоварки, почему-то мотороллера, а также нескольких моделей смартфонов и светильников. Жаль, не смог это сфотографировать, т.к. едва вынув фотоаппарат, вынужден был сразу его спрятать по требованию секьюрити.

Ближе к историческому центру города стали появляться престижные сетевые отели, но примерно там же находится заброшенный водный стадион с осыпающимися настенными росписями в духе соцреализма.

Нам уже захотелось пообедать. Валютные рестораны отпугивали уровнем цен, но мы обнаружили импровизированную пиццерию, где за 25 песо можно было купить такую же импровизированную пиццу: толстый круг теста, на нём два ломтика местной колбасы чоризо, расплав какого-то сыра и немного томатного соуса. Сытно, но слишком далеко от понятия кулинарного шедевра. Я решил ещё попробовать местного пива. Спросил сотрудника. Он показал мне на меню. Там фигурирует три вида импортного пива по цене 35 песо за 0,33. Спрашиваю насчёт местного. Молодой человек помедлил и тихим голосом сказал, что есть и местное, но по 48 песо, то есть почти за два евро! Вот ведь хитрая задница, - думаю, - решил срубить деньжат на туристе. Но так как это было для меня делом принципа, отведать местного пива, а в магазинах я его пока не видел, то соглашаюсь. Пиво Cristal оказалось вполне питьевым, хотя и посредственного качества.

Залакировать суровые реалии кубинского фаст-фуда решили в кафе-мороженом Bim Bom, что находится на набережной. Они работают по-европейски: чистота, просторный зал, фирменная униформа персонала, большой выбор. Шарики мороженого по умеренным ценам: кажется, 70 центов за штуку.

Идём дальше. Мы уже подошли к Старому городу. Длинный залив отделяет от него две живописные крепости, туда мы пойдем завтра. А пока прошлись по относительно чистому и даже симпатичному бульвару Пасео дель Прадо, выполняющему здесь роль Арбата: там выставляют свои картины и поделки уличные художники, плетут соломенные шляпы ремесленники и гуляют влюбленные парочки, среди которых много межрасовых. На Кубе вообще не редкость, когда белый отец несёт на руках чёрненького сына или чёрная бабушка ведёт в школу белую внучку. К счастью, расовые предрассудки здесь, похоже, полностью изжиты. 

Кстати, о школьниках. Все они носят единую форму: белый верх, а низ в Гаване возможен двух цветов, горчичного и фиолетового, в Варадеро – только горчичного. Что любопытно: если поборники нравов в России постоянно переживают из-за недостаточной длины юбок у школьниц, то кубинские коммунисты заставляют носить девочек такие короткие юбки, что в целом их наряд вкупе с белыми гольфиками можно охарактеризовать как «радость педофила». Впрочем, при пристальном взгляде выясняется, что юбка на самом деле является юбкой-шортами с «передничком» спереди и эээ…. задничком? – сзади. Между прочим, достаточно оригинальное и вполне целомудренное решение. Некоторые школьники носят галстуки синего (младшие) или красного (старшие) цвета. 

Отклоняемся немного влево и подходим к музею Революции. На заднем дворе музея выставлены образцы военной техники советского и западных образцов 50-х – 60-х годов прошлого века. В отдельном застекленном помещении выставлена яхта «Гранма», на котором Фидель со товарищи высадился в 1956 году на ЮБК (южном берегу Кубы), чтобы делать революцию. Сейчас «Гранмой» называют центральную газету кубинских коммунистов. Если что, в переводе с английского название яхты означаeт «бабуля». Вот такие пируэты выделывает история. Центральный орган коммунистов как журнал для пенсионерок. 

У фасада музея тоже есть кое-что, связанное с Фиделем, а именно советская самоходка, которой он лично управлял при отражении вторгшихся на остров кубинских эмигрантов, рассчитывавших, что народ уже устал от свалившегося на него социализма. Но народ безмолвствовал, а поддержка соцлагерем Гаваны была слишком мощной…

Узенькими старинными улочками продвигаемся дальше и выходим на Соборную площадь с красивым Гаванским собором в колониальном испанском стиле. На площади много фигуристых темнокожих тёток в цветастых африканских платьях. Изображают рабынь 19-го века. С ними можно сфотографироваться за 1 кук.

Есть ряженые и другого рода: преимущественно женщины в одежде только белого цвета. Это сторонники религиозного течения Сантеро – сумасшедшей смеси из католицизма и африканских языческих обрядов. Следует заметить, что в коммунистической Кубе население осталось в значительной мере верующим. И хотя большинство из них католики, всякого рода африканские культы вроде Сантеро пользуются большой популярностью. Есть также 120 000 конфуцианцев-китайцев, приехавших на Кубу после отмены рабства, чтобы заменить негров на плантациях (в Гаване есть даже свой Чайна-таун). И там же, в Старом городе, нам попалась маленькая мечеть.

Выходим на берег залива к одной из трёх гаванских крепостей Реаль Фуэрса. Место для красивых снимков на фоне живописного залива и старинных пушек. Крепость была построена в 16-м веке. Пройдя дальше по набережной попадаем к симпатичному, но закрытому храму святого Франциска Асисского. 

Поворачиваем назад к центру города. Причем к центру, от которого начинается отсчёт всех дорог на Кубе. Это здание местного Капитолия, а нулевой километр обозначал там до середины прошлого века крупный бриллиант из семьи русских императоров. Потом его украли, через несколько лет нашли, но возвращать в Капитолий не стали, а заменили на всякий случай имитацией.

Со всей ответственностью заявляю, что гаванский Капитолий является сейчас самым красивым зданием в столице. И является таким всего несколько месяцев. В ноябре 2019 года закончилась его многолетняя реставрация, проведенная за счёт России (спасибо супербогатым российским пенсионерам от кубинского народа). Как бы там ни было, на фоне деградирующей инфраструктуры Гаваны Капитолий и окружающий сквер выглядят просто шикарно. Особый лоск добавляет сверкающий на солнце позолоченный купол. Две огромные чёрные аллегорические скульптуры украшают портал. Высоченные двери изощрённо украшены барельефом. 

Капитолий начали строить по образцу вашингтонского в благополучном 1926 году, когда цены на главный кубинской экспортный товар, сахар, были очень велики, а поток богатых американских туристов казался неиссякаемым, и закончили менее, чем за три года. В те годы Куба была самой богатой страной Латинской Америки.

Как и в США, в гаванском Капитолии изначально располагался парламент. Но после революции парламент переехал в новое здание, а это отдали под конгресс-центр и частично – кубинской академии наук.

Капитолий красив и эффектен, но его окружение… Ну ладно, с правого торца ещё более-менее приличное здание национального театра. Напротив фасада здания по кубинском меркам ещё тоже ничего; кажется, гостиницы. А вот слева и особенно сзади, буквально в двадцати метрах располагается такое убожество!.. Жилая многоэтажка с выбитыми окнами, обвалившейся штукатуркой и балконами, держащимися только на временных подпорках! Это же центр города! Можно сказать, его лицо…

На сегодня мы посмотрели всё, что запланировали, и теперь возвращаемся домой. По пути видели очередь в продуктовый магазин. Человек двадцать. Вероятно, товары по карточкам.

Видели ещё торгово-развлекательный центр, вполне современный по дизайну. Впрочем, если развлечься там ещё можно (в основном детям и молодежи), то торговля, как обычно, оставляет желать лучшего: на прилавках почти исключительно импортные товары по заоблачным даже для нас, европейцев, ценам, что уж говорить про местных, которые заходят в эти магазины, как на выставку, - поглазеть.

Утром второго дня нашего пребывания в Гаване с утра мы отправились на автостанцию возле мемориала Хосе Марти, чтобы купить билеты до Варадеро. У нас есть выбор: относительно дешёвые билеты на автобус для местных и подороже – на автобус для туристов от компании Viazul (читается «Виасуль»). Вот это тот случай, когда лучше не экономить. Во-первых, хотя билеты на «местный» автобус и дешевле, но нужно оплачивать отдельно багаж, что съедает значительную часть разницы. Во-вторых, кубинский транспорт не отличается пунктуальностью, и мы могли бы застрять на автостанции на несколько часов. В-третьих, в отличие от новеньких кондиционированных китайских Yutong'oв от Viazul, «местные» автопредприятия выпускают на междугородние линии какие-то ужасные старые развалюхи.

Билеты на автобус продаются по удостоверениям личности и стоят 10 кук на человека. Такси стоило бы 100 кук.

Ну вот, дело сделано, пошли развлекаться дальше. Сегодня мы посетим противоположный берег гаванского залива, на котором находятся ещё две старинных крепости. Для этого мы снова дошли до Капитолия. Напротив него есть остановка автобусов, пересекающих залив по подводному тоннелю. Минут 15 езды за 1 песо с человека (4 цента), и на первой же остановке после тоннеля мы выходим. До первой крепости, Кастильо-дель-Морро, пять минут пешком. Крепость очень эффектная: мощная, высокая, ощетинившаяся старинными пушками; волны разбиваются прямо о крепостную стену. Венчает крепость двадцатиметровый маяк. 

Кастильо-дель-Морро строили 43 года в середине XVII века, когда разрастающаяся и богатейшая Гавана стала лакомым кусочком для шаливших в этих местах пиратов, и вчерашней крепости Фуэрса для обороны стало не хватать. Свою функцию дель-Морро выполняла успешно, пиратам она так и не далась, но через сто лет регулярный британский флот всё же овладел ею, Гаваной и всей Кубой. После той войны крепость восстанавливали, усиливали, и старушка ещё послужила испанской короне до конфликта с США 1898 года. С тех пор успехи артиллерии, а потом и авиации свели на нет все достоинства старых мощных крепостей, и дель-Морро пришла в упадок, пока в 60-е годы ЮНЕСКО не признала её мировым историческим наследием и не выделила деньги на реставрацию. 

В пятнадцати минутах ходьбы от дель-Морро располагается третья гаванская крепость с витиеватым названием Сан-Карлос-де-ла-Кабанья. Ну, ладно, с Сан-Карлосом всё понятно: строили её при испанском короле Карле III сразу после той войны, когда англичане захватили дель-Морро. Слишком уж дорога была Куба Испании (причём в буквальном смысле: за её возврат Мадрид вынужден был отдать Лондону целую Флориду), чтобы позволить её ещё раз захватить.

Но почему же она Кабанья? Напрашивающуюся ассоциацию с домашними или дикими парнокопытными отвергаем сразу. Вообще, «кабанья» по-испански – «хижина». Возможно, на момент постройки некая хижина была единственным ориентиром в этих окрестностях.

Мне эта крепость понравилась меньше. Она ниже дель-Морро, как-будто вкопана в землю (наверно, тоже своего рода защита от набирающей силу артиллерии). Рядом под открытым небом находится выставка образцов оружия, использовавшегося обеими сторонами при высадке оппозиционных сил в заливе Кочинос: какие-то первобытные советские крылатые ракеты, пушки непонятного происхождения, обломки американского бомбардировщика… 

В последние годы своего дореволюционного существования крепость выполняла функцию тюрьмы для противников тогдашнего диктатора Батисты. Молодые революционеры-романтики, придя к власти, отнюдь не сразу изменили эту функцию. В усадьбе жёлтого цвета по соседству с крепостью поселился сам Че Гевара и лично руководил скорыми на расправу революционными судами и последующими расстрелами всех «бывших», большинство которых виноваты были только в том, что не считали новую власть свалившимся с неба счастьем для Кубы. Гиды называют сейчас эту усадьбу скромно «домик Че», но в этом «домике» без проблем разместится батальон солдат.

Как это обычно бывает, революционеры чаще всего просто замещают «бывших», отличаясь от них только пафосной риторикой. Тот же Че Гевара по воспоминаниям успевших покинуть остров кубинцев, был элементарным садистом, для которого человеческая жизнь ничего не стоила, и истребить сотню, тысячу инакомыслящих ради следования марксистской теории было не сложнее, чем прихлопнуть муху. Выросший в богатой семье этот выходец из Аргентины, мачо, чей романтичный портрет в берете с красной звездой известен всему миру и тиражируется миллионами на футболках, даже став одним из коммунистических лидеров Кубы, Че Гевара не отказался от барских привычек, жил на широкую ногу. После революции поработал министром промышленности, благополучно её развалил, вверг страну в нищету и полную зависимость от поставок из СССР. Впрочем, мирная жизнь ему быстро наскучила, и он отправился пострелять сначала в Африку, а потом делать революцию в Боливии, где его сдали властям те самые крестьяне, которых он зачем-то хотел «освободить» от ненавистных империалистов. С ним обошлись так же, как он обходился с пленными противниками на Кубе: сразу же расстреляли.

Его портрет находится на красноватой банкноте в 3 песо, ничего не стоящей бумажке.

Рядом с Кабаньей крепостью находится «наш ответ» на Христа-Спасителя из Рио-де-Жанейро. Кубинский Христос существенно меньше бразильского, да и горка, на которой он стоит, намного ниже. Тем не менее, там полно туристов, так как селфи там получаются достаточно инстаграмные. Рядом со статуей местные подростки исполняют для иностранцев нестареющую кубинскую революционную классику: «Венсеремос», «Команданте Че Гевара» и конечно же «Гуантанамеру». Старшие – под гитару, младшие под импровизированную трещотку, представляющую собой огромный высохший стручок тропической акации. За 1 кук они готовы и сплясать. Кстати, «Гуантанамера» - это девушка из кубинского города Гуантанамо, т.е. «гуантанамка». Видать, именно в Гуантанамо солнце и море наделили местных мулаток особой красотой, привлекающей на Кубу одиноких джентльменов, ищущих недорогих плотских утех.

Нагулявшись по крепостям, мы таким же путем вернулись в центр Гаваны, удачно обнаружили кафе «El Momento», где всего за 8 кук отлично пообедали. В этот день мы больше ничего не планировали. Возвращаясь домой, наткнулись на точку, где две женщины жарили во фритюре чуррос: по сути пончики, но в форме длинных колбасок толщиной сантиметра два. Я выбрал «средний» пакет (можно было и «большой», но так как блюдо незнакомое, не стал рисковать) за 20 песо. Ну что сказать? Как пончик не формируй, он всё равно останется пончиком: вкусно, пока горячий.

По большому счёту, всё самое на наш взгляд ценное в Гаване мы уже осмотрели. Но у нас был ещё один день. После продолжительных прений было принято решение посетить гаванский ботанический сад. Всё бы ничего, но он находится на очень дальней окраине столицы. Ехать пришлось с пересадками: сначала 12-й автобус, который ходит каждые 15 минут, потом у развязки недалеко от аэропорта переходим на другую остановку и ждём 113-й маршрут. Ждём долго. Больше часа. Путешествие кубинским общественным транспортом почти не наносит никакого урона бюджету, но требует терпения и достаточного времени.

Высаживаемся на самой близкой к саду остановке. Немного прошли пешком и очутились перед входом, перегороженным тросиком, которым управляет загорелый дед. Пытаемся зайти внутрь. Дед, конечно, что-то закричал по-испански. Да не вопрос, мы готовы заплатить, только где? Дед ни в зуб ногой ни по-русски, ни по-английски, а у нас испанский на уровне «но пасаран!». Но если уж Колумб 500 лет назад как-то общался с индейцами, то нам понять кубинца сам бог велел. Из жестикуляции и рокочущих фраз мы в конце концов поняли, что входа здесь нет, вход на противоположной стороне сада, в пяти километрах отсюда; нет, деньги за вход он не возьмёт, а то его… (дальше следует зловещее движение ладонью по горлу). «Сеньор, нам очень надо в сад, но мы по такой жаре не пройдем пять километров!» - пытаемся мы вызвать сострадание у секьюрити на русско-английско-испанском суржике. Дед выстреливает очередную продолжительную тираду, непонятую нами абсолютно. Наконец, до него дошло, что приблудившиеся иностранцы, во-первых, умрут, но не пойдут в обход, во-вторых, ничего не смыслят в его великом и прекрасном языке Сервантеса и Ибаррури. После этого он перевел внимание на прохлаждавшегося в тени развесистой пальмы водителя пустого припаркованного автобуса. Мы замолкли, боясь спугнуть удачу. Не спугнули. Через несколько минут переговоров дед вернулся к нам и больше жестами, чем словами, объяснил, что этот сеньор может отвезти нас к главному входу, но нужно будет немного… (и он потёр пальцами, сложенными в щепотку). «Си, си!» - обрадованно загалдели мы. Через несколько минут автобус с двумя пассажирами отправился в дорогу, а ещё через несколько – остановился у парадного входа. Я протягиваю спасителю банкноту в 20 песо и ожидаю, что сейчас начнётся «добавить бы надо, барин!» Но водитель принимает деньги с благоговением и рассыпается в благодарностях. Боже, какой непритязательный народ! Такого огромного и дешёвого такси в нашей жизни ещё не было.

Но удивительное продолжается. Касса ботанического сада пуста. Никакого контроля нет. Потоптавшись пару минут для соблюдения приличий, мы отправились на просмотр достопримечательности.

И когда мы уже вдоволь насмотрелись и наснимали, нас отловила улыбающаяся бабушка и опять же больше жестами, чем словами пригласила оплатить 5,25 кук с персоны. Делать нечего, пришлось возвращаться и платить.

Сад, возможно, и неплохой, но чрезвычайно растянутый. Огромные рощи одинаковых деревьев – зачем? Может быть, стоило бы сгруппировать на меньшей территории по нескольку растений одного вида? Под конец этой прогулки по жаре уже и рассматривать ничего не хотелось… Но в принципе сад вполне ухоженный и аккуратный, что для Кубы совсем не норма.

113-й автобус останавливается и у главного входа, на дороге, разделяющей ботанический сад и полузаброшенный международный выставочный комплекс (Господи, что они могут там выставлять???). Теперь нам повезло больше, и всего через десять минут мы уже ехали обратно. У развязки, где пересадка, мы зашли на местный рынок. Среди торговцев грязными овощами и примитивными сувенирами затесалось крошечное предприятие фаст-фуда.

Названия блюд на вывеске нам ничего не говорили, поэтому заказали самое дорогое яство с названием pollo chiflado, за 30 песо. Продавщица и повар в одном лице принялась хлопотать у плиты, а я использовал паузу для перевода названия. В общем, «пойо чифладо» оказалось «чокнутым цыплёнком». Ого, интригует!..

Через несколько минут нам вручили бумажный пакет, набитый чипсами и кусочками жареной курицы в кляре. Звучит и выглядит банально, но на самом деле мы такого прежде никогда не ели. Во-первых, чипсы были не из обычной картошки, а из сладкой, батата (сначала мы подумали, что это банан). Во-вторых, кляр на курице был из муки каких-то бобовых, может, гороха. Вроде ничего особенного, но оказалось на редкость удачное сочетание. Нам очень понравилось, и вкус, и количество: чуть больше, чем за евро мы от души наелись вдвоём.

Так прошел наш последний день в Гаване.

Рано утром нас разбудил шум мощного тропического ливня на улице. Разбудил, несмотря на то, что у нас и окна-то на улицу не было! Позавтракав и попрощавшись с хозяевами, осторожно высунулись на улицу… Дождь уже прекратился. Спокойно дошли до автостанции. Нужно было появиться там за час до отправления. Этот час уходил на оформление бюрократических процедур: сверка билета с паспортными данными и регистрация багажа. Да-да, багаж в автобус на Кубе надо регистрировать и сдавать, как перед авиарейсом, а не просто засунуть в нишу под салоном.

Только сели и тронулись, как ливень хлынул с новой силой и прекратился только на полпути к Варадеро. Вскоре мы сделали остановку. Место для остановки выбрано явно не случайно: кафе, каких вообще-то по пути было много. Но именно тут водителей (а их было два на три часа пути) персонал накормил совершенно бесплатно. А вот многие туристы основательно потратились, заказывая еду и коктейли. И совсем уж дикая услуга: продажа туалетной бумаги. Продавщица, молодая девушка, стоит у туалета и за какую-то мелочь отрывает несколько листов от рулона! Воистину, деньги не пахнут.

Была ещё одна остановка, но уже более официальная и короткая, на автовокзале Матансаса, центра одноименной провинции. Сам город пышно называют городом семнадцати мостов и даже «кубинской Венецией». До Венеции, конечно, он и близко не дотягивает, ни количеством мостов, ни их эстетичностью, но из окна автобуса он показался мне почище Гаваны и не таким уж упадочным. Да, бедность, безусловно, налицо, но хотя бы не заметно следов разрухи.

Ещё час езды мимо химзавода и нефтяных качалок (ого, на Кубе есть своя нефть?). Завод ужасно воняет. А чуть подальше - живописные долины, покрыта сплошным тропическим лесом, совершенно нетронутым. Поневоле думаешь, как хорошо, что промышленность на Кубе в таком зачаточном состоянии. Иначе с их способами ведения хозяйства эти леса давно были бы отравлены или вырублены.

Над лесом парят многочисленные хищные птицы. Иногда можно было увидеть штук пять одновременно. Такого количества пернатых хищников я ещё никогда не видел.

Но между тем мы въехали на автовокзал Варадеро. Ещё минут пятнадцать пешком, и навигатор радостно сообщил, что мы прибыли на место. Местом оказался перекрёсток, а окружающие дома не носили никаких опознавательных знаков. Оставив супругу сторожить вещи, я отправился исследовать дома на предмет соответствия нашему заказу. В первом доме никого не оказалось, а когда я направился к следующему, жена крикнула мне, что кто-то полезный для нас нашелся. Это оказалась молодая мулатка, которая повела нас под навес, где и произвела оформление. Оказывается, апартаменты, снятые нами в Варадеро, это совсем не то, или точнее, совсем необязательно то, что мы видели на картинках в Букинге. Тут работает кооператив, объединяющий дома нескольких хозяев. К кому из них мы попадём, заранее нам знать не дано. Рулетка, блин. Ну что, такой же обман, как в Гаване? Посмотрим…

После оформления нас отводит к апартаментам на другой улице длинный тощий негр Рауль. Итак, что мы имеем. Неплохие две комнаты с отдельным входом, кондиционером, вентилятором, душем (с горячей водой!), большим ЖК-телевизором (2 кубинских канала – новости и спорт), холодильником; две большие кровати, диван и даже аквариум с рыбками. В аквариуме сильно жужжит сифон, поэтому на ночь приходилось его отключать.

Из обещанного на Букинге нет: туалетно-косметических принадлежностей, плееров (ни CD, ни DVD, ни Blue-ray), радио, телефона, кофемашины, стиральной машины, принадлежностей для барбекю и тостера…

Кухня как бы есть… Но не своя, отдельная, а хозяйская, но доступная. По крайней мере, мы могли ставить чайник и использовать посуду.

Но есть и очевидный плюс: чудесный дворик под навесом, увитым лианами маракуйи, как в Европе виноградом. Во дворике стоят столики со стульями, где мы пили чай или кофе. Прямо напротив входа – шезлонги прямо под солнцем. Тоже удобно.  

В первый день хозяин угостил нас своей маракуйей. Оказалось очень вкусно. Прежде мне даже свежая маракуйя попадалась слишком кислая, а тут же был оптимальный баланс кислого и сладкого. Впоследствии мы сами поднимали упавшие спелые плоды (хозяева ими не интересовались) и потребляли.

Помимо маракуйи в их саду росли папайи (буду придерживаться всё-таки международного обозначения этого фрукта) и бананы. И огромный, как дуб, старый кактус.

Один единственный раз к нам в сад залетела ярко-зелёная колибри. Относительно крупный экземпляр, как полворобья. Заняла над цветами характерную для этой птички позу – почти вертикально, зависла секунд на десять, невероятно быстро размахивая крыльями, так что их и разглядеть-то невозможно, и улетела обратно по своим делам. Потом нашёл в интернете, что это – кубинская изумрудная колибри. 

Из другой живности нам постоянную компанию составляли две хозяйские собаки: страдающий от жары красавец хаски Фараон с одним голубым и другим рыжим глазами и оставшаяся безвестной полуслепая старая дворняга. Следует отметить, что несмотря на свою нищету, кубинцы любят заводить породистых собак, коих там очень много.

Немного о хозяевах. Это пожилая семейная пара: бывший кубинский чемпион по триатлону Хорхе (его медали были под стеклом в нашей комнате) с женой Нормой. Люди по местным меркам не из бедных. Чтобы не нищенствовать на пенсию в 13 евро (обычная кубинская пенсия), прикупили домик в бойком туристическом месте и сдают там две комнаты. Точнее, три: две «наших», и ещё одну, где пару ночей провёл то ли японец, то ли китаец, а потом она пустовала. По нашим очень приблизительным оценкам, от сдачи жилья Хорхе и Норма имеют около 500 евро чистыми, что делает их просто кубинскими Ротенбергами.

Попутно замечу, что наш чудесный дворик принадлежал не только Хорхе с Нормой, но ещё одной темнокожей кубинке. Строго говоря, их условия проживания были чем-то вроде коммунальной квартиры, только вместо квартиры был дом. Соседка тоже сдавала комнату, у неё гости менялись чаще; последний раз был женоподобный гей-швейцарец со своим маскулинным другом-кубинцем.

Эта темнокожая соседка в конце восьмидесятых несколько лет поработала в ГДР и ещё говорила немного по-немецки, что позволило нам с ней общаться, тогда как Хорхе едва-едва знал английский, а Норма и вовсе была для нас «немая».

После вселения мы отправились смотреть окрестности. Море (точнее, Флоридский пролив Атлантического океана) было в пяти минутах пешком. Вообще-то море было ещё ближе, в трёх минутах, но это совсем не оборудованный для купания залив Байя-де-Карденас. Все пляжи Варадеро находятся на северо-западном побережье вытянутого на 25 километров полуострова. Противоположный берег представляет собой нагромождение крупных камней. Но! В отличие от песчаных пляжей, на этом берегу почти нет волнения, даже когда было довольно ветрено. Я думаю, за юго-восточной частью полуострова большое будущее. Когда, наконец, Куба вернётся в разряд цивилизованных стран и сюда потекут инвестиции, камни засыпят песочком, построят отели, и тут будет идеальное место для отдыха с детишками. 

Но это очень отдаленная перспектива. А пока что мы вышли на один из самых красивых и самых больших пляжей в мире. И он заслуживает такую характеристику. Полоска в десять-двадцать метров желтовато-белого песка, за ней «лесополоса» из пальм. В «нашем» месте здания отелей видны только вдалеке, так что создаётся иллюзия отрыва от цивилизации. Море играет массой цветов от почти белого с зеленоватым оттенком у берега до глубокого бирюзового вдали. Пляж, пожалуй, не идеально чист, но мусора не много и большинство его имеет природное происхождение: выброшенные на берег водоросли и медузы португальский кораблик. Этих медуз я сначала принял за странные полихлорвиниловые (из-за голубого цвета) пакетики, зачем-то накаченные воздухом. Но мне вовремя объяснили, и правильно: эти пакетики опасны для человека, так как яд их стрекательных клеток вызывает сильные боли. Что, впрочем, не мешает морским черепахам использовать этих медуз в гастрономических целях. 

Иногда пляж очищают от скопившегося мусора, но в любом случае он не грязный.

В первый день волнение было чрезмерным, поэтому мы не купались. Можно и замечательно позагорать в достаточно уединенной обстановке: даже в самые комфортные дни плотность отдыхающих на пляже не превышала одной компании на десять-двадцать погонных метров пляжа. Правда, возле отелей людей больше, но это далеко от нас.

Немного для первого раза позагорав, мы отправились на поиски местного общепита. На главной авениде Варадеро, протянувшейся на все 25 километров, полно ресторанов, но цены в них неприличны даже по европейским меркам: 10 – 15 – 20 кук за блюдо. В результате забрели в кафе в крупном торгово-развлекательном комплексе Hicacos и взяли там пасту с курицей за 5,5 кук. Съедобно, но без особых изысков.

Отмечу, что в Варадеро в отличие от Гаваны везде принимают и куки, и песо, разумеется в соотношении 1:25.

Придя домой, решили поискать что-то более интересное для обедов и ужинов. Что-то купить из еды в магазинах в Варадеро практически невозможно. Немногие магазины торгуют импортными продуктами низкого качества по заоблачным ценам. Мы покупали мороженое Nestlé, сделанное на Кубе. Очень давно я не ел такое плохое мороженое: крупинки льда хрустели на зубах, а молоко входило в состав лишь на правах дополнительного компонента. Ещё купили канадские сосиски из мяса птицы. Довольно безвкусные… Ну, хоть есть можно. Мы спросили у хозяев, где они покупают продукты для себя. Оказалось, ездят в Санта-Марту, рабочую окраину города, а это полчаса на автобусе.

Искать общепит в условиях отсутствия интернета проблематично. Выручил офлайновый сервис maps.me. Он позволяет не только видеть сами точки, но и их рейтинг на основе голосования посетителей. Внимание наше привлекли крошечный ресторанчик на 54-й «кайе» (Calle – улица, перпендикулярная авениде), недалеко от ещё одного торгово-развлекательного комплекса All in one, и пиццерия по другую сторону авениды, ближе к пляжу, на 51-й кайе, совсем уж неприметная, пока не встанешь рядом с ней.

В ресторанчике замечательно готовят рыбу, свинину и курицу с гарниром из риса с фасолью и свежими овощами. Обходится достаточно большая порция примерно в 2,5 кука. В пиццерии большой выбор собственно пицц, а также паста и лазанья. Цены чуть выше, где-то 2,65 – 3 кука плюс 10% обязательных чаевых. Такие цены всё равно нам очень по душе, и впоследствии мы регулярно питались в обеих точках.

Чтобы закрыть тему питания, скажу, что мы покупали в лавочке на главной авениде «фруто бомбу» и питьевой кокос. Папайя оказалась посредственной, но кокос за два кука был лучшим в моей жизни. Представьте себе шар, вмещающий в себя около литра вкуснейшей прохладной сладковатой жидкости. Продавец профессионально вскрыл его и вставил соломинку. После распития я не поленился и наковырял себе кокосовой мякоти. Обычно «мякоть» бывает жестковата, как морковка. В данном же случае по консистенции и внешнему виду она была как сало, но вкус, к счастью, фруктовый.

Утро второго дня (как и последующие) мы начали с включенного завтрака. Для этого надо было пройти до того навеса на другой кайе, где мы регистрировались, там помахать ручкой Раулю, сесть за стол и ждать от пяти до двадцати минут. За это время подтягивались и другие гости: сначала канадцы, потом поляки и даже аргентинцы. Вот уж не понятно, зачем аргентинцам ехать из своего лета в кубинское!..

На завтрак приносили яичницу или вареное яйцо, капельку кофе, белую булочку, десять грамм масла (нам даже в голодной армии давали больше), фрукты: банан, гуаву, папайю и иногда памятные мне по позднесоветскому времени зелёные апельсины. Такого завтрака нам обычно не хватало, и приходя домой, мы ещё «догонялись» своим, нормальным кофе с чем-нибудь.

Затем мы пошли на пляж. Расстелили мат недалеко от чьих-то вещичек (хозяев не было видно), намазались и полезли в воду. Вода была чрезвычайно приятная, но волны чуть выше приемлемого для нас размера, поэтому плескаемся у берега. Вокруг проносятся чайки и пеликаны, в полёте смахивающие на птеродактилей. Иногда они ненадолго зависают над одним местом, а потом вертикально падают в воду, по пути вращаясь в штопоре. Чайки практически сразу вылетают из воды, а пеликаны ещё некоторое время сидят на поверхности, проглатывая добычу. Это интересно наблюдать даже издали, но иногда мы были в эпицентре этой охоты, и чайки врезались в воду буквально в метре от нас.

Когда мы вышли на берег, рядом с нашими вещами стоял тщедушный полицейский. Трудно общаться с человеком, не зная его язык, но его настойчивость возымела действие. Попытаюсь передать в упрощённом виде суть диалога.

- Это ваши вещи?

- Да, наши.

- Тогда это чьи? – указывает на сумки и полотенца без хозяев.

- Не знаем, когда мы пришли, это уже здесь было.

Полицейский потоптался ещё пару минут и позвонил кому-то по рации. Минут через десять подошёл ещё один. Стоят, переминаются, говорят по рации… Потом пришёл ещё один, ещё одна… Через час мы загорали в окружении уже пяти полицейских обоих полов. Обладатели брошенных вещей всё не объявлялись. Наконец мы отправились на обед, оставив блюстителей порядка размножаться уже без нашего участия.

После обеда мы решили прогуляться по главной авениде. Относительно недалеко от нас находится небольшой, но симпатичный и ухоженный парк Хосоне. В центре – пруд с зелёной водой, гусями и индоутками, мостики для гламурных селфи. Пара ресторанов. На лужайках местные отмечают то ли день рождения, то ли свадьбу. И всюду куры с цыплятами и петухи. Вообще куры бегают по всему Варадеро, порой ловко уклоняясь от машин на главной авениде. Мы думали, что это хозяева выпускают днём своих птиц на вольные хлеба. Но одно обстоятельство заставило нас засомневаться в этой версии. Мы увидели курицу с только что вылупившимися цыплятами в этом парке, вдали от жилья. Наверно по крайней мере часть этих кур уже одичала и ведёт самостоятельную жизнь. 

Идя дальше в направлении к кончику полуострова, проходим мимо бара The Beatles. У входа стоит скульптурная композиция знаменитой четвёрки. И хотя персонажи композиции мало похожи на оригиналов, а, например, Джордж Харрисон вообще смахивает на официанта из украинской корчмы, посетители охотно фотографируются с ними. У бара, кстати, тоже хороший рейтинг на maps.me.

Ещё дальше есть комплекс фирменных магазинов «Дом шоколада» и «Дом рома». Дом шоколада нас не заинтересовал, а вот Дом рома оказался любопытным. Внутри есть миниатюрный макет завода по производству рома, старинные артефакты вроде громоздкого кассового аппарата. И огромнейший выбор рома в разной посуде, разных сроков выдержки и соответственно разных цен. 0,7 самого дешёвого трёхлетнего рома стоят около 6 куков, а самый дорогой, с ещё дореволюционной выдержкой в деревянной коробке, – несколько тысяч. Помимо рома есть ещё выбор из дюжины ликёров на основе рома. Весь алкоголь туристам дают дегустировать. К рому я равнодушен, дома в Германии уже давно без дела валяется бутылочка семилетнего Bacardi; a вот ликёры попробовали. Кофейный и шоколадный оказались невероятно вкусными. И цена прекрасная: за поллитра - три с «копейками».

За этими касами (Casa, исп., - «дом») начинается уже зона дорогих отелей, абсолютно неинтересная для посторонних, т.к. кроме отелей там больше почти ничего нет.

Как обычно, очередным утром идём на пляж. Сегодня море самое спокойное за все дни. Расслабленно и долго плаваем, слегка покачиваясь на лёгких волнах. Когда выходим, к нам подходят две дамы позднего бальзаковского возраста.

- Вы случайно не видали вчера здесь два сумки и два полотенца? – спрашивают нас по-английски.

- Да, потом пришли пять полицейских и долго стояли. Потом мы ушли.

- Ха-ха, это были наши вещи. Мы просто пошли гулять по пляжу, а когда вернулись, вещей не было. Мы в купальниках отправились через весь в город в полицию. Там нам всё вернули. У нас к вам просьба. Мы сейчас снова пойдём гулять. Если придёт полиция, скажите им, пожалуйста, что мы вернёмся.

Да не вопрос.

Бабушки, переговариваясь между собой по-итальянски, ушли, мы продолжали загорать, но проходившие мимо полицейские уже не проявляли к оставленным вещам никакого интереса. Видимо, бабушки их тоже проинструктировали. В тот день они вернулись всего лишь через час, закатали свои и без того не слишком закрытые купальники до состояния верёвочки и плюхнулись жариться на горячем январском солнышке. За всё время до обеда они практически не шевелились, так что беспокойный гуманист в моей душе даже взывал подойти к ним с зеркальцем и проверить дыхание. Такую процедуру прогулки-прожарки они выполняли впредь каждый день.

В другие дни волнение на море снова было сильнее. Но мы выяснили, что метровые волны возникают только совсем рядом с берегом, а если отплыть чуть подальше, то можно наслаждаться морем в гораздо более спокойной обстановке, разглядывая разнообразные тропические облака, пролетающих пеликанов, пальмы и берег с неизменными обездвиженными итальянскими бабушками. 

Однажды на пляж пришли две русские семейные пары с маленькими детьми. Судя по шуму, который производили взрослые (дети как раз были молчаливы), было понятно, что ром они не просто дегустировали, они им жили. Вероятно, изначально купание не входило в их планы, но они передумали, и мужчины разделись. На одном были цветастые семейники по колено, на другом… На другом не осталось ничего. Со свистом и гиканьем мужчины отважно бросились в волны, плескались там и резвились, пока мамы отвлекали внимание детишек, как могли. Потом эти сильно поредевшие остатки тридцати трёх богатырей вышли на берег из пены морской, причём Афродит прикрывал свой срам ладошкой. Никого из прочих присутствующих туристов сцена не заинтересовала, так как в наших европах и не такое увидишь, а местные в январена пляж не ходят. И только две итальянские бабушки внезапно воскресли и с радостными лицами пристально наблюдали за этим торжеством жизни.

Напоследок ещё отмечу, касаясь этого пляжа, что попытался здесь плавать с подводными очками. Вода идеально прозрачная, видно всё вокруг. Но смотреть нечего. Только белый песок на дне. Подводная часть пляжа показалась нам безжизненной. Но один раз нами был замечен местный хлопец, плававший здесь с маской и подводным ружьём. Через полчаса он вылез на берег, держа в руке связку из полдюжины средних рыб, общим весом килограмма три.

Вообще нам показалось странным, что здешний прибрежный общепит предлагает мало блюд из морепродуктов. Предполагаю, что кубинское правительство не поощряет рыболовство вдали от земли. И без этого ежегодно тысячи кубинцев на подручных средствах убегают с острова Свободы в расположенную рядом Флориду. Если же им разрешить пользоваться лодками, то страна совсем обезлюдеет…

За девять дней даже море с пальмами приедается. Хочется новизны. Пошли искать экскурсию. На главной авениде полно турагентств, но набор экскурсий и цены на них везде абсолютно одинаковые, что наводит на мысль, что организатор здесь – монополист. Тем более, что цены не низкие. Нас манило к себе Карибское море на южном берегу острова со своим подводным миром. Однодневная экскурсия туда стоит 59 куков с человека и при этом относится к числу недорогих. Помимо снорклинга на Карибском море программа включает посещение крокодиловой фермы в Гуаме, визит в импровизированную «Деревню индейцев» и остановку в развлекательном мини-парке Fiesta campesina. Ну, ладно, берём. Отправление завтра. Правда, с собой нет такого количества куков; приходится идти домой, брать евро и нестись сломя голову в банк, который закрывается в три пополудни, а уже половина. Запыхавшись, подбегаю к банку без десяти…. И обламываюсь: банк уже закрыт. Это можно было предусмотреть, ведь мы уже видели, как магазины здесь закрываются на пятнадцать-двадцать минут раньше положенного. Приходится плестись в более дальний банк, который работает до пяти.

Наконец, экскурсия оплачена и полвосьмого следующим утром садимся в автобус, собиравший отдыхающих по отелям. Когда все собрались, в руки взяла микрофон гид - кубинка Мария. Приветствие и несколько якобы эффектных фраз и лозунгов, как бы для создания «тим спирит» (вроде «давайте все вместе вот так сожмём пальцы, чтобы у нас всё получилось!») – я это ужасно не люблю…

Теперь нам предстоит два часа ехать до крокодиловой фермы. За это время Мария много говорит об истории и географии Кубы. Не обошлось без идеологической зашоренности: например, она с тихим восторгом рассказывала о карточной системе на Кубе. Типа, благодаря ей кубинцы могут покупать достаточно еды. А когда в 90-х попытались карточную систему отменить, то возник хаос, все покупали продукты десятками килограммов, везде были очереди (а что же такое мы видели тогда у хлебного магазина в Гаване?)… « К счастью, через три месяца карточки вернули». Про проблемы на Кубе: если они и есть, то, по мнению Марии, связаны только с санкциями США, но точно не с мудрой и дальновидной политикой партии и правительства.

Её спросили, какие туристы больше всего нравятся кубинцам. «Канадцы, - ответила Мария, - они спокойные, доброжелательные и не спорят о политике. А вот немцы… Тут есть немцы?» Мы признались. «Ну, тогда не буду говорить». Но публика её, конечно, заставила. Оказалось, что какая-то экскурсия пошла незапланированно, и один из туристов-немцев в жёсткой форме потребовал лично от Марии объяснений. Это её ужасно расстроило, потому что она не была виновата в случившемся. Бог с ним, грубым немцем, но возможность отклонения экскурсии от плана нас насторожила, и как оказалось не зря.

От населённого пункта Гуама, куда мы приехали, наша экскурсия должна проходить в двух направлениях: на крокодиловую ферму и «индейскую деревню», где ряженые массовики-затейники продемонстрируют нам танцы и ремесло давно истреблённых здешних аборигенов. Мария ушла в туристический центр за билетами, через несколько минут вышла и будничным голосом сообщила, что «индейская деревня» отменяется, потому что нет бензина для катеров, которые должны довезти нас до неё. « Спасибо Трампу за санкции», - добавила она. Мне захотелось в утешение ей сказать, что Трамп всего лишь не даёт им бензин для туристических лодок, а в России Обама-чмо и вовсе гадил в подъездах и отбирал пенсии у стариков.

Услышав новость, публика разделилась на два лагеря. Одни говорили, что ничего страшного, переживём и без индейских танцев, а Трамп, конечно, порядочная сволочь. Другие напротив, возмущались, что не получат уже оплаченную услугу, а о проблемах с бензином надо знать заранее и не дурить людей.

Мария, наверно, как и в случае с грубым немцем, ужасно расстроилась, и сказала, что она не виновата, а все претензии нужно предъявлять к турагентам, которые продавали экскурсии. Памятуя, что ваучеры на поездку она у всех забрала, мы на всякий случай выпросили у неё наш и сфотографировали.

Крокодиловая ферма была не лучше и не хуже виденной нами в Таиланде. Такие же бассейны, кишащие рептилиями (помимо крокодилов ещё игуаны), такие же аттракционы с кормлением животных с удочки и такие же сувенирные магазины с изделиями из крокодиловой кожи. Нам бы скорее на Карибское море, к рыбкам и кораллам, но Мария не торопится заполнить высвободившиеся два часа. Наоборот, она рекламирует туристам ресторан, где можно отведать крокодилового мяса, ведёт туда желающих, а потом терпеливо ждёт вместе с остальными, когда обедающие накушаются. 

Наконец, крокодилы обглоданы, и мы трогаемся дальше. Довольно быстро мы подъезжаем к заливу Кочинос (по-русски залив Свиней), где в 1961 происходило сражение высадившихся кубинских эмигрантов и бойцов новой кубинской армии. Название залива, скорее всего не имеет ничего общего со свиньями, а относится к обитающей здесь рыбке типа селёдки, которую испанцы называют «кочино».

Операция кубинских оппозиционеров разрабатывалась в ЦРУ и была организована из рук вон плохо. Судна, подвозившие десантников и боеприпасы, взрывались и тонули по нелепым причинам, действия поддерживающей авиации были несогласованы между собой и данными наземной разведки, в результате чего несколько самолётов было сбито. Вместе с тем надо отдать должное решительным и профессиональным действиям Фиделя, быстро организовавшего оборону и затем наступление против десантников. Через несколько дней всё было окончено. Нападавшие потеряли 300 бойцов убитыми, а остальные 1200 попали в плен (вскоре их обменяли на продовольствие из США, кушать-то уже хотелось).

Вдоль трассы у залива стоят обелиски в местах гибели революционных солдат. Везде плакаты с портретом Фиделя и цитатами из его пламенных выступлений.

Параллельно линии залива мы ехали 40 минут пока не остановились у цели: коммерческого пляжа Caleta Buena. Это несколько огороженных соток скалистого берега с лежаками под пальмами, а также шведским столом и барами, работающими по системе «всё включено».

Первым делом мы отправились в ресторан, ибо мы крокодила не ели, а время, слава богу, было уже за полдень. Мы взяли курицу, рыбу и свинину с гарниром, немного салатиков и фрукты. Всё было безупречно, наелись от души. И отправились к морю.

Карибское море по внешнему виду напомнило мне Красное: такой же красновато-фиолетовый оттенок ближе к горизонту. Вход в воду на пляже оборудован хромированными лестницами, иначе в воду не войти. Прямо у берега рыбок почти нет, но они появляются, стоит только их прикормить хлебушком со шведского стола. Цветастенькие, полосатенькие, как и на Красном море.

Лучше отплыть от берега метров на пятьдесят к коралловому островку, защищающему пляж от морских волн. Там уже можно увидеть большее разнообразие рыб, морских ежей и живые кораллы, правда не такие крупные и цветастые, как в Египте.

Поплавав и пофотографировав, мы возвращаемся на берег, и я направляюсь в коктейль-бары. Дело в том, что Куба – родина нескольких знаменитых коктейлей, таких как «куба либре», «дайкири» и мой любимый «мохито». «Куба либре», на самом деле, изобрели не сами кубинцы, а американские солдаты, вступившие на кубинскую землю во время испанско-американской войны. Они смешали свою Кока-Колу с местным ромом, и результат получился удачным. И из-за примитивности состава этот коктейль я не взял. Дайкири (ром, сок лайма и сахар) показался безвкусным, а мохито (ром, лимонад, сок лайма, мята и сахар) бармены и вовсе испортили. Они явно злоупотребляют льдом, который слишком разбавляет напитки. Совсем отчаявшись, я заказываю их фирменный коктейль «Хирон орихиналь» и внезапно получаю нечто достойное. Сложно сказать точный состав, там много чего намешано. Заметил гранатовый ликёр и голубой кюрасао. В результате коктейль получился и прекрасен эстетически, пёстрый, как петушиный хвост (cock tail), и приятен на вкус благодаря удачному балансу кислого и сладкого, умеренным количествам льда и алкоголя и пощипывающим язык пузырькам газа. 

После этого ещё поплавали, но уже быстренько-быстренько, ибо время, выделенное нам Марией, поджимало; вылезли, вытерлись и зашагали в автобус.

Теперь мы возвращаемся назад, но немного отклоняемся от маршрута для посещения парка Fiesta campesina. Ничего особенного. Несколько не совсем экзотических животных в клетках (попугай ара, цесарки, нутрии, морские свинки), гигантский горбатый бык с метровыми рогами, прудик с подростком-крокодилом на привязи и дремлющей миссисипской щукой… Какие-то тропические деревья и цветущий куст банана. И разумеется, туристические магазины и бар с выстроившимися в ряд ребятами в сомбреро, исполняющими под гитары и кастаньеты «Гуантанамеру» и «Беса-ме-мучу». Больше пользы было от располагающихся там WC с продающейся туалетной бумагой. 

Незадолго до заката мы отправляемся в последний этап к Варадеро. Больше часа едем в кромешной тьме. Кубинские трассы практически не подсвечиваются. Поэтому туристам, берущим авто в аренду, рекомендуют быть предельно осторожными. И днём-то можно легко влететь в выбоину, а если уж нестись ночью, то поломка шасси гарантирована.

… Ha следующий день после завтрака и пляжа идём в турагентство качать права. Позавчера там сидела пышная сеньора Грицацуева, сегодня – молодая стройная мулатка. Объясняем ей цель прихода. Яркая белозубая приветливая улыбка сошла с её лица.

- Ну вы знаете, я не могу вам просто вернуть деньги. Я должна поговорить с боссом.

- Да, конечно, мы подождём здесь.

Кажется, на такой ответ она не рассчитывала. Снимает трубку телефона и набирает номер. Кладёт трубку, снова берёт, снова набирает… Никак не удается дозвониться… Если она рассчитывает, что наше терпение лопнет и мы уйдём, то не на таких напала. Мы спокойно ждём. Минут через десять, разумеется, не дозвонившись, она предлагает нам компромисс.

- Вы знаете, это может занять время. Давайте сделаем так. Вы придёте через два часа, я за это время точно дозвонюсь и мы решим вашу проблему.

- Ок, договорились!

Уходим, обедаем, через два часа возвращаемся. Тут пересменка: мулатка собирается уходить, а пришла «Грицацуева». Широкая приветливая улыбка.

- Как вам понравилась поездка?

В ответ сухо объясняем ей, что мы хотели бы компенсацию за неполученную услугу. Мулатка что-то дополняет ей по-испански. Грицацуева:

- К сожалению, я не могу вам выдать деньги, мне нужно поговорить с боссом.

- Ваша коллега должна была уже поговорить.

Коллега о чём-то шепчется с Грицацуевой, потом просит немного подождать и исчезает за дверью. Через несколько минут появляется:

- А у вас есть ваучер на вчерашнюю поездку?

- Оригинал забрала гид, у нас есть копия, - показываем снимок.

Мулатка снова пропадает за дверью. Снова приходит.

- Вы знаете, босса пока нет, вы могли бы придти завтра?

Кажется, включили волынку. Но мы большую часть жизни прожили в России, и обладаем хорошим опытом борьбы с подобными волынщиками.

- Так, мы хотим поговорить с вашим боссом. Прямо сейчас.

Упоминание босса заставило наших собеседниц погрустнеть. Мулатка исчезает ещё на пару минут, а вернувшись, объявляет:

- ОК, мы возвращаем вам 10 кук на человека. Вы согласны?

На пристани мы видели прейскурант, согласно которому билет в индейскую деревню стоил 12 кук, но так и быть, делаем поправку на разницу оптовой и розничной цены.

- Да, согласны.

Минут десять ушло на оформление бумаг, и вот, став счастливыми обладателями своих же 20 кук, мы выходим наружу. Стоила ли овчинка выделки? Вроде бы не та сумма, ради которой нужно было тратить два часа своего драгоценного отпускного времени. Но дело не в деньгах, дело в принципе: нас по сути кинули на деньги, а такое надо пресекать.

«Лишние» деньги жгли карман, и мы тут же принялись их тратить. За пять кук с человека взяли билеты на экскурсионный автобус и посмотрели на Варадеро с высоты второго этажа. Увлекательность поездки примерно соответствовала невысокой цене билетов. Ну, взглянули на дорогие отели на «кончике» полуострова, до которых бы мы сами не дошли. Увидели небольшую пристань с десятком средних по уровню роскоши яхт. Вышли в районе небольшого национального парка Вараикакос. Билет туда сто́ит те же пять кук. На входе дают листок бумаги с планом передвижения и кратким описанием приметных точек. Называется этот квест «Тропа мусульман». Почему мусульман? По непонятной причине так называли себя контрабандисты в позапрошлом веке, прятавшие свой товар в местных пещерах.

Не знаю, насколько вообще нужна бумажка с планом. Отклониться от тропы практически невозможно, так как джунгли здесь абсолютно непроходимые. Растут железные деревья, при постукивании звучащие, как бетонный столб; древовидные кактусы; всё переплетено паутиной лиан, много колючих кустов. С ветвей деревьев свисают странные растения, напоминающие кустики ананасов или наш комнатный хлорофитум.

Местами под ногами попадаются провалы в скалистом грунте, нужно быть осторожным. Подходим к небольшой пещере. Внутри темно, немного света пробивается только сквозь «окошки» наверху – те самые провалы, если стоять наверху. 

Проходим дальше мимо термитников, маленького заросшего озерка, сильно напоминающего тихие заводи где-нибудь в средней полосе России, и оказываемся на выходе, совершенно никак не охраняемом и никак не обозначенном. Лайфхак: если не захотите платить пять кук за вход, можно попасть с дороги Autopista прямо на эту тропу… Если, конечно, сможете найти этот выход: снаружи он совсем незаметен.

Пройдя вдоль этой дороги Autopista к следующей автобусной остановке, попадаем ко входу в пещеру Ambrosia, где живут летучие мыши. Билет стоит те же пять кук. Только после покупки билета привратник спрашивает: «А у вас фонарик есть?» Ага, я всегда по жизни с фонариком хожу! Я здесь с собой даже мобильник не беру, всё равно нет интернета, и звонить некому.

 Мужик просит подождать у входа, и исчезает в темноте. Через минуту он возвращается с девушкой-гидом, которая уже сопровождала посетителей, но вернулась ради меня. У неё с собой уже мощный фонарь. Вместе доходим до оставленных ею туристов. Это русская пара. Моё присутствие пошло им на пользу, так как гид говорила только по-английски и по-испански, а ребята с языками были не в ладах. Гид умело находила в кромешной темноте чёрненьких мышей, задерживала луч фонаря, чтобы мы могли пофотографировать.

- А вот здесь вы можете увидеть целую семью. Самец и несколько самок.

Глава семейства в центре, а жёны льнут к нему со всех сторон, как бы ища защиты. Впрочем, и самец выглядит очень напуганным, сильно дрожит. На самом деле, это не дрожь, а быстрое дыхание, характерное для мелких животных. К посетителям же мышки давно привыкли. Рассматривают нас своими глазками-бусинками, как и мы их.

Летучие мыши – не единственная достопримечательность пещеры. Девушка-гид подводит нас к наскальным рисункам, сделанным впоследствии истреблёнными местными индейцами. Какая-то абстракция, отпечатки рук, «зубы акулы», крест с геометрическими фигурами по углам («вероятно, календарь, но это мы точно не знаем», - говорит гид и добавляет, - «рисунки сделаны смесью угля, крови животных и рыбьего жира»).

Мне понравилось.

На этом познавательная часть нашего отдыха на Кубе закончилась. Оставшиеся дни мы только купались и гуляли.

Посетили субботний крестьянский рынок. Он маленький, наверно, около тридцати продавцов. Продают грязные овощи (огурцы, морковь с ботвой, зелёные (!) помидоры, маниок), два-три вида бананов, пластиковые бутылки со свежевыжатым соком, мясо - свежее и копчёное, облепленное мухами, пакетики с галетами. Кстати о полиэтиленовых пакетиках. Их продают отдельно! Обычные тоненькие прозрачные пакетики без ручек. Разложены на прилавке. Пользуются спросом.

Один мужик на специальном станке выстругивает из кокоса мякоть; к нему выстроилась очередь.

 Цены, в принципе, невысокие. Мы взяли себе мелких бананов по 1 песо за штуку . Этот сорт отличается лёгкой кислинкой. Не лучше и не хуже привычных нам плодов, просто немного другие.

Дома темнокожая соседка говорит нам, что рядом с нами живёт «русская Анья», и если мы хотим с ней пообщаться, она нас отведёт. Мы вежливо сказали, что подумаем, но «подумать» не успели, так как через десять минут Аню саму привели к нам. Мы хорошо поговорили. Ане (так она просит себя называть) уже около шестидесяти, и почти сорок лет она живёт на Кубе, будучи замужем за однокурсником Луисом. Сейчас они на пенсии, и обеспечивают себе более-менее достойное существование, сдавая жильё туристам, «ведь на пенсию в 13 долларов разве можно прожить?» Большинство их жильцов – русские, среди них есть уже постоянные клиенты.

Мы рассказали ей о наших злоключениях на экскурсии.

- Всё они прекрасно знали, что нет бензина. Первый раз, что ли? Бензина уже давно нет. Просто дурят людей, - отреагировала Аня.

Потом речь зашла о дефиците на Кубе. Мы пожаловались, что не можем найти недорогие морепродукты, хотя и живём у моря.

- А это потому, что государство не разрешает частную ловлю. Но люди всё равно ловят рыбу и моллюсков, и продают тайком, жить-то на что-то надо! Если хотите, я договорюсь со знакомыми, куплю лангустов и приготовлю вам.

Да, такое предложение нам понравилось. Цену Аня обозначила в 12 кук «за хвост» плюс гарнир. В единственном ресторане, где мы видели предложение лангустов, стоили они 25 кук.

Этот обед был в наш последний полный день на Кубе. К отлично приготовленным и приправленным крупным лангустам прилагался также рис со свининой и зелёный салат. Мы наелись до отвала.

А на следующий день, собрав вещи и сходив напоследок на пляж, меняем шорты и футболки на более подходящую к умеренным широтам одежду и идём к близлежащему отелю, откуда нас должны забрать в аэропорт Гаваны. Пришлось понервничать, так как автобус задержался. Потом два с половиной часа в дороге, и в сумерках мы добираемся до аэропорта.

На наш рейс огромная очередь к стойке регистрации. Стояли минут сорок. Ещё минут двадцать ушло на паспортный контроль и досмотр. Всё равно времени ещё достаточно. Зашли в местный дьюти-фри. Даже эти магазины, которые являются обычно витриной страны, на Кубе предельно убогие. 90 % выставленного товара – ром трёх-четырёх сортов, которым заставлены все полки. Помимо него ещё сигары, и один маленький сиротливый стеллаж отведён под импортные напитки по неприличным ценам.

Что интересно, даже свою конвертируемую валюту, куки, в дьюти-фри не принимают, не говоря уж про песо. Только евро и доллары.

Обратно мы летим во Франкфурт другой компанией, Condor. Здесь уже поприличнее, даже кормят два раза и разносят напитки, правда, только безалкогольные. Во Франкфурте после недолгого ожидания садимся в зелёный Flixbus, и ещё через три часа мы уже дома.

Большой рассказ получился. Такое событие надо отметить. Пойду приготовлю себе «куба либре», зачем рому пропадать?





Комментарии

Другие отзывы об отдыхе на Кубе

Куба. Мартовский пир во время чумы
Сергей  Сергей   Куба   Дата вылета  март 2019
Кубу десятки лет откладывал на далекое потом, а тут уж незаметно пенсия подкралась. В марте 2020 ожидалось много дат: годовщина нашей свадьбы, пенсионный юбилей золовки, ДР шурина и круглый юбилей жены. Тут-то и решили мы замутить семейный выезд на...
Читать далее

Дата 27.04.20 Хороший отзыв1 Ответов0 Просмотрели64

Старинный Тринидад и еще два города Кубы
Сергей  Сергей   Куба   Дата вылета  март 2019
Куба не сильно богата на исторические достопримечательности, но есть на острове три города, которые бывалые путешественники рекомендуют посетить обязательно. Это Тринидад — без сомнения, жемчужина колониальной испанс...
Читать далее

Дата 11.05.20 Хороший отзыв0 Ответов0 Просмотрели55

Гавана. Парадоксы социализма
Сергей  Сергей   Куба   Дата вылета  март 2019
начало истории здесь — Куба. Мартовский пир во время чумы От Варадеро до Гаваны 145 км, чтобы не скучать, две остановки — самая ближайшая точка к Америке, там на моле развалины ресторана. Вторая — Бакунаягуа мирадор — ...
Читать далее

Дата 21.05.20 Хороший отзыв0 Ответов0 Просмотрели67

Куба. Парадоксы социализма и короновируса
Сергей  Сергей   Куба   Дата вылета  март 2020
Через пару дней вновь в дорогу — посмотреть три города Санта Клара, Тринидад и Сьенфуэгос — город тысячи огней. В это время тревога уже поселилась на Кубе — интуристов вывозили, по слухам, ч...
Читать далее

Дата 11.11.20 Хороший отзыв0 Ответов0 Просмотрели150

Отзывы туристов